2023  N11-12(225-226)
ТЕМА НОМЕРА
ПУНКТЫ НАЗНАЧЕНИЯ «ВОСТОЧНОГО ЭКСПРЕССА»
Участие делегации Туркменистана в работе третьего форума международного сотрудничества «Один пояс, один путь» в Пекине было призвано подчеркнуть не только особый, стратегический характер туркменско-китайского сотрудничества, но и уважительное, заинтересованное отношение Туркменистана к стратегии Китая «Один пояс, один путь», провозглашенной лидером КНР несколько лет назад.
В Ашхабаде всегда подчеркивали внимание к этому проекту и четко артикулировали видение его возможностей. Что закономерно, учитывая геоэкономическую перспективу Туркменистана как ключевого звена транспортно-логистических маршрутов на евразийском пространстве. Руководитель туркменской делегации на форуме, Национальный лидер туркменского народа Гурбангулы Бердымухамедов неслучайно в своем выступлении сказал о том, что стратегия Китая «Один пояс и один путь», ее мировоззрение отвечает представлениям Туркменистана о будущем геоэкономического ландшафта Евразии, стратегии Туркменистана «Возрождение Великого Шелкового пути», где главными принципами выступают равноправие, учет и признание интересов партнеров, взаимная выгода, уважение многообразия культур, языков, традиций. Важными элементами туркменского подхода являются деполитизация сотрудничества, уход от однобокости энергетических и транспортных потоков в пользу их диверсификации и доступности для широкого международного участия.
Несомненно, успешному наращиванию партнерства в контексте реализации этих двух стратегий, их сопряжения и взаимной дополняемости служит опора на богатейший исторический опыт дружбы и добрососедства между туркменским и китайским народами, наличие сегодня объективных взаимных интересов. Эти факторы дают мощный стимул экономическому развитию в Евразии, объединяя пространство от Тихого до Атлантического океанов на современных критериях, формируя связанные между собой производственные и технологические циклы и промышленные пояса, содействуя решению многих социальных проблем, повышению качества жизни и благосостояния народов.
Показательным примером такого подхода является стратегия туркменско-китайского энергетического партнерства. Ввод в строй в 2009 году газопровода из Туркменистана в Китай положил начало формированию новой архитектуры отношений в энергетической сфере на континенте, открыл перспективы подключения к проекту других государств на взаимовыгодной и равноправной основе.
Другое стратегическое направление – транспорт. В настоящее время Туркменистан совместно с партнерами создает разветвленную сеть транспортной и логистической инфраструктуры комбинированного типа по линиям Восток – Запад и Юг – Север. В дальнейшем она будет включать в себя транзитные коридоры, выходящие на регионы Каспийского моря, Черноморского бассейна, Балтики. Это открывает оптимальный путь на европейские и ближневосточные рынки через территорию Центральной Азии из Азиатско-Тихоокеанского региона. Что представляется особенно актуальным в связи с реализацией в Туркменистане крупных национальных проектов в транспортной, коммуникационной сферах, в реконструкции береговой инфраструктуры на Каспийском море.
В частности, речь идет о транспортном коридоре из Китая через территорию Центральной Азии к туркменскому побережью Каспийского моря и далее в Иран, на Ближний и Средний Восток. В перспективе он может быть использован и в обратном направлении – в Азиатско-Тихоокеанский регион, страны Южной Азии. В этой связи все большую актуальность приобретает проведение согласованной транспортной дипломатии, направленной на консолидацию общих усилий в вопросах повышения эффективности международных коридоров и логистических систем.
Нужно сказать, что Туркменистан, являясь одним из инициаторов глобального диалога в области устойчивого транспорта, на протяжении многих лет предпринимает последовательные практические шаги в этом направлении. Так, в январе 2016 года в Ашхабаде с большим успехом прошла первая Глобальная конференция ООН устойчивому транспорту. Приятый по ее итогам документ внес значительный вклад в понимание необходимости формирования новых подходов и критериев транспортного взаимодействия.
Крупным событием стала прошедшая в 2022 году в Туркменистане Международная конференция министров транспорта развивающихся стран, не имеющих выхода к морю.
Настойчивая, целенаправленная работа ознаменовалась принятием Генеральной Ассамблеей ООН только за последние годы шести резолюций в области транспорта, инициированных Туркменистаном. В их числе – принятая в мае 2023 года резолюция «Всемирный день устойчивого транспорта». Эти факты позволили Гурбангулы Бердымухамедову в своем выступлении на форуме обоснованно заявить: «Транспортная стратегия Туркменистана идет в ногу с современными тенденциями и объективными потребностями мировой экономики. И потому, убежден, отвечает интересам большинства государств, заинтересованных в создании эффективной, стабильной и справедливой системы в этой ключевой сфере».
Одной из приоритетных задач международного сотрудничества Туркменистана является достижение разумного баланса между производственной деятельностью и сохранением окружающей среды, обеспечением экологической безопасности. На этом основано понимание сути и смысла «Зеленого Шелкового Пути». Туркменистан исходит из того, что этот проект будет обусловлен минимальными или нулевыми выбросами в атмосферу при осуществлении производственной деятельности, внедрением инновационных, безопасных с точки зрения экологии технологий.
В этом же ключе следует воспринимать и предложение Туркменистана об учреждении специализированной структуры – Регионального центра ООН по технологиям, связанным с изменением климата в Центральной Азии. Предложение продиктовано стремлением видеть Центральную Азию не просто географическим пространством на стыке двух континентов, но и зоной устойчивого экологического благополучия, свободной от бедствий и катаклизмов, местом международного сотрудничества для решения экологических задач с применением новейших технологий и разработок по сбережению природы, созданию условий для гармоничного существования человека и окружающей среды. Правительство Туркменистана готово предоставить для работы центра все необходимые технические и организационные условия в столице страны, городе Ашхабаде.
Органичной частью экологической стратегии Туркменистана также является снижение и искоренение негативных последствий выбросов метана в атмосферу. Речь в первую очередь идет о поэтапном переходе к внедрению и использованию современных, экологически чистых и ресурсосберегающих технологий, особенно в сферах энергетики, промышленности и транспорта. Ашхабад также активно проводит международную кооперацию в области водородной энергии, по сооружению инфраструктуры для ее производства, хранения и транспортировки.
Очевидно, что последовательная линия Туркменистана объективно вносит важный практический вклад в создание широко обсуждаемых «зеленых коридоров» сотрудничества, в том числе в рамках проектов «Один пояс, один путь» и «Возрождение Великого Шелкового пути».
Разумеется, реализация прозвучавших на форуме в Пекине амбициозных планов и намерений невозможна без доброй воли и согласия участников по принципиальным вопросам. Именно эти факторы призваны обеспечить благоприятные политические условия для тесной кооперации в производстве, создания интеграционных технологических и цифровых платформ, совместных транспортных и коммуникационных систем. Одним словом, формирования целостной и устойчивой логистики сотрудничества в глобальном масштабе. Причем не только в техническом смысле. Гурбангулы Бердымухамедов на пекинском форуме впервые ввел понятие «политическая логистика» и охарактеризовал ее как многоуровневую систему взаимодействия государств, разделяющих представления и перспективы экономического развития и сотрудничества, свободную от политизации и идеологических клише, основанную на равенстве, взаимном уважении и учете интересов друг друга.
Формула перспективная, и ее еще предстоит по достоинству оценить с точки зрения возможностей для поиска и применения новых, передовых форм и моделей партнерства. Логика подсказывает, что Туркменистан займет в этом процессе далеко не последнее место.

Сердар ДУРДЫЕВ