2023  N9-10(222-224)
ИСТОРИЯ
МОНЕТЫ, ПРОШЕДШИЕ ЧЕРЕЗ ВЕКА
1 ноября 2023 года исполнилось 30 лет первой национальной денежной единице – туркменскому манату. В честь исторического события, ознаменовавшего окончательное оформление государственного суверенитета и собственной экономической системы, в Ашхабаде прошли юбилейные торжества.
Но этому предшествовали не менее трех тысяч лет использования на территории современного Туркменистана самых разных платежных средств. С появлением монет здесь началось хождение денег империй древности и Средневековья, среднеазиатских ханств, персидской монархии, а с конца XIX века – России. Одна часть этого металла давным-давно переплавлена, другая сохранилась в музеях и частных коллекциях, а третья лежит в земле и еще не раз порадует профессиональных археологов, а также любителей-кладоискателей.
У тех, кто изучает монеты, и тех, кто ими промышляет, мотивы разные. У одних это глубокий интерес к нераскрытым тайнам истории, у других – корыстный расчет. Деньги, вышедшие из употребления, со временем превращаются из платежного средства в товар. Чем они старее, тем дороже – таковы законы рынка. Но самая главная ценность древних монет, несоизмеримая с их рыночной стоимостью, состоит в том, что они несут сведения о политической истории государств далекого прошлого. Генеалогию многих правящих династий, причем не только имена и годы правления, но и портреты царей эллинистического мира, римских императоров и прочих властителей древности, мы знаем зачастую только благодаря дошедшим до нас монетам. Нередко это все, что сохранилось от давно канувших в Лету царств.
Подобно тому, как для считывания информации с электронных носителей нужны соответствующие устройства, чтобы прочитать древние монеты нужны соответствующие знания. Ими обладают ученые-нумизматы, имеющие опыт, владеющие мертвыми языками. От греческого слова numisma (монета) происходит название отдельной области исторической науки – нумизматики, которая зародилась в XVIII веке в Европе благодаря собранным к тому времени обширным коллекциям древних монет. Основателем восточной нумизматики по праву считается живший в первой половине XIX века профессор Казанского университета Христиан Мартин Френ, приглашенный из Германии. Благодаря его трудам арабские монеты, найденные на просторах России, впервые начали «говорить».
В ХХ веке выдающиеся археологи-нумизматы работали и в Туркменистане. Первым был академик Михаил Массон, взрастивший яркую плеяду учеников. Это прежде всего Елена Давидович, Борис Кочнев, Сергей Логинов, Вадим Массон, Эдвард Ртвеладзе, Михаил Федоров, ныне здравствующие Виктор Пилипко и Теркеш Ходжаниязов, а также представители московской и ленинградской школ – Белла Вайнберг, Евгений Зеймаль, Геннадий Кошеленко, Владимир Лившиц, Александр Наймарк, Александр Никитин, Ольга Смирнова и другие. Без их трудов история Туркменистана и соседних стран была бы неполной. Она написана во многом благодаря дошедшим до нас деньгам далеких предков, ведь спустя века, когда сгорели, истлели рукописи, а устная память обросла легендами и мифами, только эти изделия из металла остаются надежными носителями точной и достоверной информации о далеком прошлом.
«Человечество перепробовало сотни видов денег, прежде чем изобрело наиболее удобные – металлические, – писал известный археолог-нумизмат Герман Федоров-Давыдов, проводивший раскопки в Туркменистане. – Сначала это были простые слитки металла, чаще всего серебра, принимавшиеся на вес. Но кое-кто пытался добавлять медь и олово в слиток из чистого серебра или золота, а также изготавливать его облегченным. Приходилось снимать пробу металла и проверять слиток на вес. Чтобы воспрепятствовать подделке денег, государственная власть стала их клеймить. Это означало, что в слитках содержится металл определенного качества. Кусочки металла оделись в своего рода национальный мундир. Так появились первые монеты».
Самые ранние экземпляры, найденные в Туркменистане, связаны с державой Ахеменидов – первой персидской империей, существовавшей с 550 до 330 года до нашей эры. Это клад серебряных сиклей (шекелей) с изображением на лицевой стороне лучника в тиаре (высоком головном уборе) и с различного рода надчеканами. Нумизматы признали эти редчайшие монеты первоначальной формой обращения металлических денег в Центральной Азии. После того, как значительная часть Ближнего и Среднего Востока оказалась под властью Александра Македонского, на монетах его великой державы впервые появились портреты самого царя в профиль. Это были в основном медные халки, серебряные драхмы и тетрадрахмы. Они чеканились как на его родине, так и в покоренных странах. Раньше на древнегреческих монетах изображали только богов, но после Александра традиция изображать портреты живых монархов прочно укоренилась и продолжается до сих пор.
При Селевкидах – преемниках македонского царя – появились монеты с изображениями нового правителя Селевка I, а затем его сына Антиоха II, но их государство быстро утратило свое могущество, и уже в середине III века от него откололись восточные провинции Парфия и Греко-Бактрия. Став независимыми государствами, они заняли часть территории современного Южного Туркменистана от Каспия до Амударьи и оставили богатый нумизматический материал.
Греко-бактрийские и парфянские монеты на несколько веков определили процесс становления и развития денежного обращения и монетной чеканки в Центральной Азии. Они стали тем базисом, на основе которого возникали сначала подражательные эмиссии, а затем и свои монеты. Серебряные и бронзовые драхмы, а также медные халки парфян найдены в основном в ходе раскопок Нисы, Мерва и Серахса. На их аверсе изображались царские профили, а на реверсе – геральдическая эмблема династии Аршакидов: лучник, сидящий на троне. Предполагается, что это сцена инвеституры (облечения властью) царя божеством. Портреты царей на парфянских монетах настолько индивидуальны и выразительны, что нумизматы без труда различают основателя династии Аршака в шлемовидном клобуке и его многочисленных потомков.
Один эпизод из истории археологических открытий в Туркменистане наглядно показывает, какую помощь оказывают монеты ученым. В 1996 году на раскопках так называемого «круглого зала» Старой Нисы туркменско-итальянская экспедиция под руководством профессора Антонио Инверницци обнаружила фрагменты головы раскрашенной глиняной статуи, стоявшей в этом храме во II веке до нашей эры. Понадобилось три года кропотливой работы реставраторов, чтобы склеить фрагменты. Оказалось, что это часть впечатляющего мужского портрета с окладистой бородой, усами и прядями волос, окрашенными в черный цвет. К сожалению, сохранилась только правая сторона шеи с щекой и носом. Несмотря на ощущение величия лица, оно вряд ли может быть изображением бога, так как сохранившиеся физиономические черты не оставляют сомнения в портретном характере изображения. При взгляде в профиль это лицо сразу же заставляет вспомнить многочисленные монетные портреты парфянского царя Митридата I, полагал профессор Антонио Инверницци. Иного мнения придерживается его российский коллега Виктор Пилипко. По его словам, если мы рассмотрим монетный портрет Митридата II, то увидим, что сходства с нисейской скульптурой еще больше. Антонио Инверницци считал такое отождествление маловероятным, видимо, из-за хронологического несоответствия, поскольку Митридат II умер спустя много времени после постройки «круглого зала». «Но эти два события (смерть царя и строительство храма) не обязательно произошли одновременно», – считает Виктор Пилипко.
Еще больше монет осталось от Кушанского царства, возникшего к востоку от Парфии после падения Греко-Бактрии и существовавшего в I–IV веках, а также от Сасанидов, которые после падения Аршакидов правили в Азии с 224 по 651 год. Более четырех веков они чеканили свой канонический тип монет с абстрактным профилем шахиншаха (царя царей) на аверсе и сценой инвеституры на реверсе. Только в отличие от Парфии, где религиозная ситуация была достаточно пестрой и процветали языческие культы, в государстве Сасанидов установился строгий зороастризм. Это нашло наглядное отражение в монетах. На реверсах повторялась одна та же сцена: в центре – алтарь со священным огнем, а рядом – две человеческие фигуры. Справа – зороастрийское божество Ахурамазда, слева – царь.
И вот наступил VII век. Началось победное шествие арабов, сокрушивших Сасанидскую державу и распространивших ислам. Образовалось огромное государство от Средиземноморья до Памира – Арабский халифат. Новая религия за несколько десятилетий завоевала сердца людей в Иране и Центральной Азии. Еще некоторое время в ходу были сасанидские монеты, которые частично перечеканивались. Так продолжалось до тех пор, пока в 696 году халиф Абдул Малик ибн Марван не осуществил финансовую и налоговую реформу, заменив старые деньги арабскими монетами. Появился золотой динар – новая денежная единица со стандартным весом 4,25 грамма, которая чеканилась в Дамаске – столице халифата. Монетные дворы стали появляться и в других городах империи, при этом постепенно изымались и переплавлялись домусульманские деньги. Арабская серебряная монета получила наименование дирхем, а медная – фельс.
Сначала арабские монеты еще содержали изображение халифа с сопровождающим текстом, но очень скоро остались только символ веры – изречения из Корана, имя верховного правителя – халифа, ниже – имя эмира, правителя той области, где чеканили монету, а также ее название, год и место выпуска. Все надписи выполнялись угловатым почерком «куфи», поэтому и монеты этого типа теперь называют куфическими.
В начале ХI века в Арабском халифате истощились рудники, и всю денежную систему мусульманских стран охватил так называемый «серебряный кризис», продолжавшийся около двухсот лет. Он привел к девальвации серебряного дирхема, который в ту эпоху был международной валютой, и привел к развалу экономики халифата. Но на этом фоне поднялось и достигло могущества государство Великих Сельджуков, чья первая столица – город Мерв – превратился в настоящий мегаполис Азии.
О денежном хозяйстве сельджукской эпохи было мало что известно до тех пор, пока в семидесятые годы прошлого века не были опубликованы труды туркменского археолога Теркеша Ходжаниязова. Он выяснил, что выпуск собственных монет у Сельджуков начался с 1041 года, когда они одержали военную победу над Газневидами под Данданаканом. Так как это был период «серебряного кризиса», Сельджуки стали выпускать золотые динары, а затем электровые – из сплава золота и серебра. По словам ученого, переход на выпуск низкопробных динаров был вызван стремлением властей использовать имеющиеся небольшие запасы серебра с максимальной пользой, то есть повысить курс серебра в денежном обращении. В тридцатые годы ХII века, когда «серебряный кризис» усилился, султан Санджар вместо прежних электровых начал выпуск еще более низкопробных динаров с примесью меди, покрытых сверху тонкой золотой оболочкой, которая быстро истиралась.
Когда сегодня на руинах Мерва, Данаданакана, Куняургенча, Амуля, Шехрислама, других средневековых городов работают археологические экспедиции, они постоянно пополняют коллекции туркменских музеев новыми находками, в том числе и средневековыми монетами. В каждом городе были свои базары и караван-сараи – свидетели многовековой торговой активности на Шелковом пути. Везде остались монеты – потерянные или спрятанные. Находки крупных и мелких монетных кладов происходят время от времени в самых разных местах. Наиболее известные, тщательно изученные учеными-нумизматами, были сделаны близ Талхатан-баба в Мервском оазисе, в Тахтабазарском районе близ границы с Афганистаном, на землях Хорезма. Все они вносят свою лепту в расширение наших знаний о далеком прошлом.
Есть, наконец, есть еще одна, сугубо этнографическая сторона использования старинных монет. Они являются составной частью туркменских ювелирных украшений, гармонично дополняя композицию этих великолепных произведений серебряных дел мастеров. Монеты самого разного возраста умело и со вкусом вставлены в изделия, изготовленные в основном в XIX – начале ХХ века. И это тоже история, сохранившаяся в металле.

Руслан МУРАДОВ