ПОИСК




Издание зарегистрировано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-21265 от 08.06.2005 г.  
2021  N9-10(198-199)
НАСЛЕДИЕ
РЕКА, ПРЕОБРАЗИВШАЯ КАРАКУМЫ
На территории Туркменистана находится поистине уникальное гидротехническое сооружение, не имеющее аналогов в мировой практике строительства. Каракум-река, искусственное русло которой протянулось с востока на запад на 1100 километров, бесспорно, грандиозная стройка двадцатого века. Созданная трудом и гением народа оросительная система коренным образом повлияла на все формы экономической, социальной и культурной жизни Туркменистана. Каракум-дерья, как ее величают туркмены, соединив в единую водохозяйственную систему Амударью, Мургаб и источники Копетдага, избавила от маловодья три крупных оазиса, вдохнула новую жизнь в миллион гектаров орошаемых земель. Судьба большинства жителей страны так или иначе связана с Каракум-рекой. Она не только преобразила пустыню, но и жизнь целого поколения.
Туркменистан – один из древнейших районов орошаемого земледелия. Еще на заре человеческой культуры здесь создавались крупные для своего времени ирригационные сооружения. Нигде так не дорожат водой, как в Туркменистане. «Родит не земля, а вода», – гласит народная мудрость туркмен, а воды-то как раз и не хватало. Плодородными землями природа одарила Туркмению с лихвой. Сотни тысяч гектаров целины лежали, сожженные солнцем, – пустынные и бесплодные. Крупнейшая река Средней Азии Амударья была отделена от этих земель одной из величайших пустынь. Заветная мечта туркменского народа – использование гидроресурсов Амударьи для орошения безводных и маловодных земель – теряется в дали веков. Эта мечта, как эстафета, передавалась из поколения в поколение.
Еще в начале восемнадцатого века знатный мангышлакский туркмен Ходжа Непес по поручению старейшин туркменских племен пробрался через Астрахань в Петербург и обратился к Петру I с просьбой помочь туркменам в осуществлении этой мечты. Он рассказал, что Амударья прежде текла в Каспийское море, теперь же изменила русло. Посланник туркменских племен заверил царя, что туркмены помогут «повернуть реку», если он, царь, возьмет под свое покровительство живущий там народ. Заманчивая перспектива повернуть течение Амударьи по старому руслу и подчинить своему влиянию новые области заставила Петра I организовать Каспийскую экспедицию, которой царь поручил, в частности, «искать русло реки былой» и выяснить возможность ее поворота в Каспийское море.
Эта экспедиция открыла серию исследований и поисков древнего русла Амударьи, которые продолжались до двадцатого века. Впоследствии многократно организовывались экспедиции, во главе которых стояли крупные специалисты – военные инженеры, гидрографы, географы, топографы, геологи, агрономы. Знаменитый русский географ и климатолог Александр Воейков писал в 1912 году, что «проект орошения обширного пространства, в том числе Мервского оазиса, водами Амударьи может стать одним из важнейших предприятий этого рода в мире». Мысли этого и других ученых, занимавшихся решением проблемы орошения новых земель и изменением «географии орошения», нашли достойное воплощение в строительстве Каракумского канала – грандиозного сооружения нашего времени.
На основе собранных ими материалов были разработаны и предложены несколько вариантов проектов переброски вод Амударьи в юго-западные районы Туркменистана, в том числе через Юго-Восточные Каракумы. В частности, известны такие схемы подачи части стока реки Амударьи, как Келифско-Каракумский вариант, Унгузский вариант, варианты Александра Глуховского, Георгия Сазонова, Мефодия Ермолаева, Федора Моргуненкова, Георгия Ризенкампфа, Ивана Болтенкова. Все эти изыскания в дальнейшем стали базой для составления проекта развития ирригационного хозяйства страны и поэтому имели большое значение для всех последующих работ. Об этом свидетельствуют обширные материалы, хранящиеся в архивах Ашхабада, Москвы, Санкт-Петербурга и Ташкента.
Из-за нехватки воды в южной и юго-западной частях страны вопрос о практическом осуществлении переброски амударьинской воды все более властно требовал своего решения. Вследствие крайней ограниченности местных водных ресурсов в зоне будущей водной артерии до начала строительства орошалось лишь 166 тысяч гектаров из 4,4 миллиона, пригодных к орошению, или 3,8 процента всех площадей. Водообеспеченность отдельных районов доходила до 30 процентов вместо 90 процентов, предусмотренных по нормативу.
В конечном итоге было принято решение о строительстве канала по трассе, пересекающей бассейны рек Мургаб и Теджен, обширную Прикопетдагскую равнину, имевшую большие перспективы дальнейшего развития.
Строительство Каракумского канала через пески Юго-Восточных Каракумов в маловодные районы Марыйского и Тедженского оазисов и дальше на запад – вдоль Копетдага, по мнению ученых, должно было комплексно решить ряд народнохозяйственных задач. Например, проблему поливной воды и освоения больших массивов пустующих земель, расширить сельскохозяйственное производство, водоснабжение, благоустройство населенных пунктов с организацией зон отдыха и пригородной сельскохозяйственной базы, обводнение пастбищ, развитие рыбного хозяйства и водного пути.
Проект строительства Каракумского канала представлял собой выдающийся труд большого коллектива проектного института «Туркменгипроводхоз». Кроме того, в проектировании участвовали 17 других проектно-изыскательских и 18 научно-исследовательских институтов страны, выполнявших субподрядные и договорные работы. При проектировании Каракумского канала специалисты скрупулезно учитывали и рассчитывали каждую проблему, которая смогла бы оказать отрицательное влияние на окружающую природу.
Предстояло учесть и экономическую сторону строительства. Прежде всего, правильно выбрать водозабор из Амударьи при изменчивости ее русла, мутности воды и других особенностях. Была предложена и впервые осуществлена схема «многоголового водозабора» с озерным отстойником. Это дало большую экономию в строительстве и эксплуатации гидротехнического сооружения. Специалисты установили высотное положение канала, чтобы он мог работать и обеспечивать подачу большого количества воды без строительства плотины на Амударье, без перекачки воды из реки в канал насосной станцией, быть в земляном русле, самотечным, а для этого иметь понижения дна с каждым километром трассы. Наконец, необходимо было обеспечить защиту канала от песчаных заносов. Все эти вопросы надо было решать с достаточной точностью и надежностью, что имело особое значение в связи с высказывавшимися предположениями некоторых ученых о невозможности провести канал через пески из-за больших потерь.
Особое значение отводилось вопросам организации строительства и выбору способов производства работ в условиях песчаной пустыни при полном бездорожье, отсутствии населенных пунктов и опыта строительства подобного рода гидротехнических объектов в мировой практике. Успех всей строительной кампании был неразрывно связан, прежде всего, со строительством первой очереди Амударья – Мургаб, проходившей в наиболее сложных условиях Юго-Восточных Каракумов. Проект этого участка был закончен в 1951 году «Каракумводпроектом», а сооружение объекта началось в 1954 году.
Для ведения всех работ было создано управление «Главкаракумстрой», которое за время строительства искусственной реки выросло в мощную современную строительную организацию со 110 подразделениями и двадцатидвухтысячным коллективом. На это управление был возложен широкий комплекс работ: одновременно со строительством самого канала возводить гидротехнические сооружения, мосты, насосные станции и водохранилища, проводить работы по освоению целинных земель в зоне канала и реконструкцию поливных земель.
Масштабы были гигантские. На первой очереди русла строителям потребовалось переместить 54 миллиона кубометров земли, уложить 42 тысячи кубометров бетона и железобетона, смонтировать полторы тысячи тонн металлоконструкций. Этот участок протяженностью 400 километров стал настоящим эталоном и огромной естественной лабораторией, где проверялись с достаточной достоверностью большинство инженерных решений и результатов научных исследований. Он также явился основой для проектирования и строительства всех последующих трех очередей рукотворной реки.
Строители прокладывали русло ударными темпами, несмотря на то что уже с первых шагов возникли большие проблемы с бесперебойным обеспечением строителей продовольственными и промышленными товарами, а также питьевой и технической водой. Ели учесть летнюю жару, когда песок накаляется до 80 градусов, и частые пыльные бури, то станут очевидными возникавшие трудности.
Наиболее трудоемким и решающим оказалось строительство канала в так называемой Обручевской степи со сложным рельефом и песчаными барханами высотой 20–25 метров. На отдельных участках приходилось скреперами и бульдозерами отрывать пионерскую траншею для пропуска воды, затем по ней пускать землесосы. На других участках русло разрабатывали в основном энергией потока с гидравлическим размывом. Этот способ также позволил строителям вести воду за собой, обеспечивая в пустыне водоснабжение для производственных и бытовых нужд, а также возможность применения водного транспорта и гидромеханизации земляных работ. Для прокладки русла специалисты использовали энергию мирного взрыва, который в четыре раза сокращал затраты труда, времени и механизмов, научились применять для производства бетона барханный песок.
В 1959 году амударьинская вода, пройдя 400-километровый путь, 300 километров которого лежали в труднопроходимой песчаной пустыне, пришла в Мургабский оазис. Каракумский канал спустя сотни тысяч лет опять соединил Амударью с Мургабом. Ведь в древности, как полагали ученые, Амударья уже текла в сторону Каспийского моря. Притоками реки были Мургаб и Теджен. Таким образом они организовывали единую речную систему. Затем Амударья повернула в Аральское море. Волей ученых и специалистов эта тройка вновь была объединена в единую кольцевую систему обеспечения водой.
Каракумский канал в первый же год эксплуатации оказал «неотложную помощь» сельским труженикам. В этот год в Мургабском оазисе искусственной рекой было полито 157 тысяч вновь освоенных и староорошаемых земель.
В 1961 году построили вторую очередь канала Мургаб – Теджен. Проект предусматривал кроме продления канала от реки Мургаб до реки Теджен строительство Хаузханского водохранилища емкостью 435 миллионов кубометров воды и ряда гидротехнических сооружений. Посильную помощь рабочей силой, землеройной техникой, транспортом оказывали колхозы, промышленные и строительные организации, министерства и ведомства. На народной стройке за короткий срок предстояло выполнить 33 миллиона кубометров земляных работ, 16 тысяч кубометров бетонных и железобетонных и 266 тысяч кубометров каменных работ.
Штурм начался в апреле 1962 года. Современная техника, высококвалифицированные специалисты с опытом строительства первой очереди и неоценимая помощь сельчан и коллективов промышленных предприятий позволили осуществить строительство за семь месяцев. Таких невиданных темпов не знала мировая практика гидростроительства! Как и на первой очереди, здесь в строительстве принимали участие люди более тридцати национальностей страны. Более 700 строителей были награждены высокими наградами Родины. За трудовой героизм бульдозеристу Бидты Язмухаммедову и экскаваторщику Тачмураду Бяшимову было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Навсегда ушла в прошлое угроза засухи в Теджене. Рукотворная река вдохнула жизнь во второй крупный оазис Туркменистана, производящий бесценный тонковолокнистый хлопок. Подача воды позволила освоить 72 тысячи гектаров (из них 27 тысяч в первый же год эксплуатации). Начиная с первых лет подачи живительной влаги в оазисы, искусственная река из года в год обеспечивала увеличение производства хлопка.
В ноябре 1961 года началось заполнение построенного Хаузханского водохранилища, а в 1962 году по пионерской траншее амударьинская вода пришла в Ашхабад. Пионерский канал третьей очереди длиной 256 километров был завершен, несмотря сложные грунты с каменными и гравийными участками, за 9 месяцев!
Автор этих строк хорошо помнит тот жаркий майский день. Мы – это несколько старшеклассников – бежали по пыльной загородной дороге и, вероятно, пропустили бы этот исторический миг, но водитель старенького грузовичка сжалился и притормозил, чтобы ребята могли вскочить в кузов. Так мы успели к тому торжественному моменту, когда экскаватор разорвал земляную перемычку, и амударьинская вода хлынула в русло и побежала по песчаному дну. Вот она – река в пустыне! Вокруг на отвалах земли стояли и сидели тысячи ашхабадцев. Никакими словами, никакими сравнениями невозможно передать ту радость на лицах людей! Старики, женщины, дети – все бросились к долгожданной воде, чтобы прикоснуться к потоку драгоценной влаги. Люди плакали от счастья. Большинство жителей столицы и окрестных сел никогда в жизни не видели столько воды! В Ашхабаде был только один купальный бассейн, а в ущельях Копетдага – две горные речки. Основным источником снабжения являлись пробуренные в городе скважины, дебит которых постоянно снижался. Город жил на «голодном водном пайке» – вода распределялась по графику. Колхозы, прилегающие к Ашхабаду, также не имели возможности развивать производство овощей и других продуктов растениеводства. Через год за городом среди барханов уже засверкала гладь Восточного (Спортивного) и Западного (Куртлинского) водохранилищ, на песчаных пляжах которых отдыхали ашхабадцы.

Владимир КОМАРОВ


©Международный журнал "Туркменистан", 2005