2021  N5-6(194-195)
ТЕМА НОМЕРА
ГОД АРХИТЕКТУРЫ И СТРОИТЕЛЬСТВА В СНГ
По инициативе Президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова нынешний год объявлен в СНГ Годом архитектуры и градостроительства. Не только для специалистов, но и для более широких кругов это хороший повод поговорить и об истории, и о современности, и о будущем архитектуры на постсоветском пространстве, а также о тех закономерностях, которые лежат в основе градостроительной стратегии и тактики в каждой отдельно взятой стране.
Возьмем как наглядный пример столицы трех соседних стран – Туркменистана, Азербайджана и Казахстана (в этих городах нашли наиболее яркое выражение градостроительные тенденции обновления). Как независимые национальные государства эти страны существуют всего 30 лет, поэтому вполне естественно, что все эти годы они стремятся обрести собственную индивидуальность и на этом пути уже претерпели немалые трансформации.
Их многое роднит: язык и фольклор, мифология и религия, народное искусство и национальные традиции. Едва ли не самым наглядным свидетельством культурной близости туркмен, азербайджанцев и казахов являются памятники архитектуры, особенно мемориальные. Уцелевшие средневековые мавзолеи на всем пространстве от казахстанских степей до предгорных долин на западе Прикаспия настолько близки по своим формам и украшениям, что напрашивается мысль об одних и тех же источниках влияния, заимствования и несомненных творческих связях. Наконец, нас объединяет общность недавнего прошлого: существования в пределах единого государства – Советского Союза.
Те, кто бывал в Ашхабаде, Баку и Нур-Султане, едва ли их перепутают: и дело не только в специфике застройки, но и в природном окружении. Ашхабад расположен у подножия Копетдагского хребта, который виден отовсюду; Баку – на морском побережье; Нур-Султан высится посреди степной равнины, разделенный на две части рекой Ишим. Но исторические судьбы этих городов при всех различиях имеют и много сходных черт, потому что этапы развития градостроительства, проблемы и перспективы урбанистики общие во всем мире, что особенно наглядно проявляется теперь, в эпоху глобализации.
Ашхабад – самый молодой по сравнению с Баку и Нур-Султаном: в этом году ему исполнилось 140 лет. Правда, есть убедительные археологические и письменные свидетельства того, что больше двух тысяч лет назад это место было не только заселено, но и являлось колыбелью могущественного Парфянского государства. Сегодня в черте Ашхабада находятся парфянские крепости Нисы, внесенные в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Это было родовое гнездо и священный город династии Аршакидов – основателей одной из крупнейших империй древнего мира. На нынешней территории столицы Туркменистана и вокруг нее сохранились и другие исторические памятники разных эпох. Но они не связаны с современным городом непрерывной цепью времен – слишком долго, иногда целыми столетиями, по разным причинам здесь царило полное запустение.
За свои 140 лет Ашхабад не раз радикально менялся. После землетрясения 1948 года, приведшего к многочисленным жертвам и разрушениям, город был возрожден заново. Через 43 года после трагедии, став столицей нового независимого государства, он превратился в крупный политический, индустриальный и культурный центр.
Достаточно быстро город обзавелся всеми основными столичными атрибутами: правительственными комплексами, дворцами конгрессов, иностранными дипломатическими миссиями и представительствами международных структур, олимпийским городком и большими стадионами, крупными отелями, театрами, музеями, университетами, мемориальными ансамблями и монументами, связанными с национальной историей, символами независимости и нейтралитета. Построены высотные здания банков и офисов промышленников и предпринимателей, бизнес-центры и гипермаркеты. Модернизированы старые улицы и возникли скоростные автомагистрали с многоуровневыми развязками, серьезной реконструкции подверглись все подземные коммуникации.
На южной окраине Ашхабада, примыкающей к горам, на вершине одного из хребтов Копетдага построена телебашня высотой 211 метров в форме восьмилучевой звезды Огузхана. На сегодня это самое высокое архитектурное сооружение во всем Туркменистане.
В день празднования 140-летнего юбилея столицы 25 мая 2021 года на ее северной окраине состоялась торжественная церемония закладки грандиозного проекта «Ашхабад-Сити». Здесь впервые в Туркменистане поднимутся небоскребы до тридцати пяти этажей. Они будут возведены на основе самых эффективных разработок в области сейсмостойкого строительства. Мега-проект, инициированный Президентом страны, включает около двух сотен жилых домов. К этому прилагается и вся необходимая социальная инфраструктура – детские сады, школы, медицинские и культурные учреждения, торговые, спортивные и досуговые центры и так далее.
Туркменский лидер, касаясь вопросов реализации своей строительной программы, постоянно указывает на важность более широкого внедрения в практику передового мирового опыта, а также научного подхода к разработке архитектурных проектов, обеспечения их инвестиционной конкурентоспособности.
История Баку иная. Из трех рассматриваемых городов он не только самый крупный по населению, но и самый древний: как минимум полторы тысячи лет непрерывного развития оставили свой неизгладимый след в виде многочисленных археологических и архитектурных памятников на его территории. Город стал стремительно расти с 1872 года, когда начался нефтяной, а затем строительный бум. В ХХ веке Баку обогатился сначала рядом фешенебельных дворцов и вилл, построенных местными миллионерами, а также иностранными нефтепромышленниками, а при советской власти – не менее монументальными общественными зданиями, многие из которых являются теперь памятниками архитектуры. Эпоха независимости отмечена в Баку и вовсе беспрецедентным размахом строительной активности.
Широкую известность далеко за пределами Азербайджана получили такие объекты, как Международный культурный центр имени Гейдара Алиева, построенный по проекту звезды мировой архитектуры Захи Хадид, многофункциональный спортивно-концертный комплекс «Бакинский кристальный зал», два тридцатиэтажных отеля на площади Азадлыг, Музей азербайджанского ковра, комплекс «Вечный огонь» на Аллее шехидов. Главной городской доминантой являются «Пламенные башни» (Flame Towers) – три небоскреба, напоминающие издалека три языка пламени. В одном из них – отель, в другом – элитные квартиры, в третьем – офисы. Самый высокий из них достигает 182 метров. В ночное время все три башни расцвечиваются в цвета государственного флага страны.
Став столицами новых независимых государств в 1991 году, Ашхабад и Баку развивались примерно по одинаковым траекториям, связанным с повышением их статуса. Чуть позже по такой же траектории стала строиться новая столица Казахстана. Этот город, за последние 30 лет трижды поменявший свое название (Целиноград – Акмола – Астана – Нур-Султан), возник 190 лет назад, хотя, как и в Ашхабаде, на его территории археологи выявили немало следов очень древних поселений.
До 1997 года это был небольшой провинциальный город с самой заурядной застройкой, которому было далеко до архитектурных жемчужин Ашхабада и Баку. Но уже на следующий год после переноса столицы из Алматы был проведен международный закрытый конкурс на генеральный план нового города. В нем победил проект знаменитого японского архитектора Кишо Куракавы, у которого был богатый опыт градостроительного и регионального планирования у себя на родине, а также в Китае и Малайзии. Для Астаны он предложил отказаться от «застывшей» планировки и строить город, способный к расширению с неопределенными формами. По его мнению, идеальный город XXI века – это открытая структура, которая никогда не остановится в росте.
Ашхабад и Нур-Султан роднит приверженность к цифровой символике в знаковых сооружениях, отражающих их новейшую историю. Так, высота монумента Независимости Туркменистана – 118 метров – это сумма двух чисел (27+91), указывающих на день и год, когда на карте мира появилось новое независимое государство. А в Нур-Султане высота 97-метровой смотровой башни «Байтерек» («Тополь»), увенчанной ажурным шаром, также не случайна: она символизирует год, когда этот город получил столичные функции. Похожи и главные мечети Ашхабада и Нур-Султана: у обеих близкая к османской традиции объемно-планировочная схема с центральным куполом и четырьмя минаретами, да и габариты почти одинаковые. Похожи и главные театральные здания этих двух городов, напоминающие постройки европейского неоклассицизма.
В то же время во всех трех столицах есть свои футуристические по духу объекты, ни на что не похожие, выражающие смелый полет инженерной мысли и, конечно же, не лишенные символического смысла. Таковы ашхабадский дворец «Багт кёшги» и строящийся торгово-развлекательный центр «Ашхабад», небоскреб «Сокар-тауэр» высотой 209 метров в Баку, торговый центр «Хан Шатыр» в Нур-Султане.
Приведенных примеров вполне достаточно, чтобы сделать вывод: три столицы наглядно и ярко демонстрируют динамику экономического развития своих стран, уровень культуры и духовной жизни обществ, их интеллектуальный потенциал и международный авторитет. Почти 30 лет прошло с тех пор, как на всемирной конференции по климату в Рио-де-Жанейро был рожден лозунг устойчивого развития. И сегодня политические лидеры Туркменистана, Азербайджана и Казахстана демонстрируют свою приверженность этой идеологии, применяя ее по отношению к своим столицам.
Устойчивое развитие, обеспеченное внедрением умных технологий, экологической безопасностью и благополучием жителей, – это та общая цель, которая роднит сегодня Ашхабад, Баку и Нур-Султан. Устойчивое развитие подразумевает еще и передачу ответственности из рук государства гражданским структурам. И если раньше большинство строительных объектов во всех трех городах финансировалось из государственного бюджета, то теперь частное предпринимательство, инвестирование становятся все более востребованными. Так, в Туркменистане за последнее время значительно упрощена процедура приватизации объектов и предприятий государственной собственности. Этот процесс имеет здесь стратегический характер, потому что направлен на ускорение социально-экономических реформ и, как следствие, на повышение качества среды, в которой мы все живем.

Атаберды КУРБАНЛИЕВ