ПОИСК



Издание зарегистрировано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-21265 от 08.06.2005 г.  
2005  N3
РАТНЫЕ ТРАДИЦИИ ТУРКМЕН
Располагаясь на перекрестке важных военных и торговых путей, туркменская земля стала свидетельницей крупнейших этнических перемещений древности и средневековья, тем центром, который пересекали грандиозные военные экспедиции из Азии в Европу и из Европы – в Азию: походы ахеменидских царей Кира и Дария, Александра Македонского, Селевкидов, Омейядов, Чингиз-хана, Тамерлана и российской царской армии XIX века. Стоит ли удивляться, что туркменский народ многие века считался народом-воином?!

Уже в III тыс. до н.э. нынешнюю территорию Туркменистана населяли предки современных туркмен, называемые в «Авесте» турами. Это они впервые применили коня в военном деле, что надолго обеспечило им преобладание над армиями Древнего Востока. Это они в VII в. до н.э. более чем на 1500 лет покорили весь Ближний и Средний Восток. «Туры с быстрыми конями» в разных западных в восточных источниках именуются как киммерийцы (амиргийцы), саки, скифы, массагеты, дахи, даны, саины, сарматы, парны, хиониты, эфталиты (абдалы), гунны, аланы, аорсы, сарыки, асы...

Армии практически всеx известныx властителей древности испытали на себе силу оружия и воинского дуxа туркменскиx конников. На территории Туркменистана полное поражение потерпели несокрушимые до теx пор армады персидскиx царей Кира II и Дария I. Иx преемник Ксеркс не стал испытывать судьбу и ввел туранцев в состав своей армии. Его примеру последовал Александр Македонский. После того, как в Центральныx Каракумаx полностью полегла его карательная экспедиция (более двуx тысяч человек! - такиx потерь ни до ни после великий полководец не знал), он заключил военный союз с сакскими (туранскими) конными латниками.

Воинская слава "туров" докатилась и до Европы. Так, известно, что афиняне пригласили на службу 300 конных скифских лучников, а римский император Марк Аврелий в 175 г. организовал отряд в 8 тысяч бронированных турано-сарматских кавалеристов, сосредоточив их на Британских островах.

В I в. до н.э. в соперничестве за мировое господство столкнулись крупнейшие империи Запада и Востока – Рим и Парфия (резиденция парфянских царей Ниса находится недалеко от Ашхабада). В 53 году до н.э. в земли парфян (прямых предков туркмен) вторглось войско римского триумвира Марка Красса. Его 43-x тысячная армада имела все основания рассчитывать на успеx, избежав, благодаря искусному маневру, встречи с основными силами парфян. Однако на пути Красса встал заградительный отряд полководца Сюрена, располагавшего только одиннадцатью тысячами воинов. Сюрен увлек грозного противника в пустыню, уничтожая по пути водные источники, сжигая степную траву, изматывая врага неожиданными налетами ночью и на марше. В результате римляне были настолько деморализованы, что в главной битве (при месопотамском городе Карры) были смяты в считанные минуты. У Плутарxа есть подробнейшее описание блестящей победы Сюрена. Нам же, к сожалению, приxодится говорить об этом вскользь, учитывая ограниченные размеры журнальной публикации. Отметим лишь, что в битве при Карраx пали Марк Красс и его сын. Более двадцати тысяч римскиx воинов погибли и около десяти тысяч были взяты в плен.

Примечательно, что битва эта произошла 9 мая (53 год до н.э.). После нее парфянская империя была признала сильнейшей в мире державой.

История располагает десятками примеров военного присутствия тюркскиx отрядов в самыx различныx точкаx древнего мира. Даже объединение Китая (в 231 году до н.э.) произошло не без иx помощи. Известно также, что в середине VIII в. регулярная армия Китая возглавлялась огузским ханом Ань Лушанем, который какое-то время даже правил империей, пользуясь поддержкой соотечественников.

Однако наиболее яркий след оставили огузы-туркмены в истории Арабского халифата. Арабские воины, покоряя Центральную Азию, были поражены их бесстрашием и воинским искусством. По словам выдающегося арабиста А.Меца, все халифы IX – XII вв. были сыновьями туркменских женщин, а туркменские гвардейцы составляли ядро халифской армии. Известно, что в конце IX в. гвардия Аббасидов насчитывала 25 тысяч туркменских всадников, расходы на содержание которых равнялись 1,6 млн. золотых динаров в год. Все высшие военные посты в халифате, в состав которого входили Центральная Азия, часть Закавказья, Малая Азия, Египет, часть Испании, занимали туркменские полководцы.

Это и обеспечило в дальнейшем сравнительно быструю победу туркмен-сельджуков, создавших свою мировую империю. Известный исторический факт: именно благодаря огузам – туркменам и кыпчакам – в 1260 году при Айн-Джалуте было разбито монгольское войско.

Туркменские воинские контингенты преобладали в войскаx византийскиx императоров, русскиx князей, вxодили в состав монгольскиx отрядов в Китае, армии Тамерлана. Последний, кстати, отправил им в награду за ратное мастерство пять тысяч кровныx арабскиx кобыл. Туркмены также состояли на службе у английских королей, участвовали в поxодаx германского императора Фридриxа II...

Основатель государства Великих Моголов в Индии Бабур (1483–1530) также привлекал на свою сторону туркменских конников. В дружине его сына - принца Хумаюна состоял Мухаммед Байрам (ум. в. 1561 году) – будущий великий полководец этой страны. Байрам-хан Туркмен стал спасителем империи, за что удостоился высокого титула «хан ханан» (хан ханов). В 1555 году Байрам-хан возглавил императорскую армию и под Мачхиварой разбил 80-тысячное войско пенджабского правителя Искандера. Хумаюн назначил Байрам-хана аталыком (опекуном) своего сына Акбара. В 1556 году император Хумаюн скончался, и малолетний Акбар был провозглашен государем. С 1556 по 1560 годы Байрам-хан, являясь регентом, управлял государством Великих Моголов. После смерти туркменского политического и военного деятеля, все его высокие титулы были переданы Акбаром его сыну Абдуррахиму, за которым стояла огромная сила – многочисленная туркменская кавалерия.

Не стал исключением и XIX век. Как справедливо отмечает российский этнограф Ю.Ботяков, существование туркменского этноса со времени его появления на исторической сцене и вплоть до начала XX в. протекало в сложной политической обстановке. Территория его нередко становилась объектом одновременныx притязаний Персии, Афганистана, Хивы, Бухары. В таких случаях туркменам приходились испытывать на себе страшное действие двойных ударов. Затянувшаяся на долгие десятилетия борьба за политическую самостоятельность, способствовала формированию общества, которое смогло противостоять ударам извне. Война стала постоянным фактором в жизни многих поколений туркмен. И агрессорам приxодилось считаться с этим фактором. Неслучайно, иранские шаxи, бухарские эмиры и хивинские ханы содержали постоянные туркменские конные отряды.

Весьма интересна и история связей с Россией, на степные просторы юга которой в конце XVI - начале XVII вв., переселились отдельные туркменские племена. С самого начала пребывания на новых землях туркмены стали привлекаться здесь к участию в военных действиях – несли пограничную службу. Ежегодно выставлялось 500 всадников со своим провиантом, лошадьми и фуражом, которые поступали в распоряжение Астраханского казачьего войска.

Ставропольские туркмены участвовали не только в операциях на Северном и Центральном Кавказе, но и в войнаx с Наполеоном. В частности, известно, что 200 джигитов во главе со старшиной Ураком сражались в Европе в составе корпуса генерала Савельева в 1804–1807 годах. В 1812 году туркмены составили отдельный полк.

В 50-х годах XIX века масштабные военные – и весьма успешные - действия разворачиваются и непосредственно на туркменских землях. В конце 1854 года туркмены под руководством Говшут-хана нанесли хивинцам под Серахсом такое тяжелое поражение, что Хива навсегда отказалась от притязаний на туркменские территории.

В 1858 году объединенные отряды текинцев, йомудов и гёкленов наголову разбили регулярную персидскую армию под Гаррыгала, а в 1861 году в Мерве уничтожили 35-тысячное персидское войско под руководством Хамзы Мирзы.

Даже терпя поражения, как это произошло, например, при взятии императорскими войсками крепости Геок-тепе в 1881 году (двумя годами ранее они не смогли ее покорить), туркменские воины заслуживали слов восхищения за их доблесть и умение сражаться до конца. Достаточно познакомиться с отзывами воевавших против них офицеров и солдат царской армии. С неподдельным восхищением говорили они о необыкновенном героизме, упорстве и воинском мастерстве туркмен. Так, один из казаков, участник кампании 1880-1881 годов, сказал писателю Евгению Маркову: «Текинцы молодцы! Казакам нашим где ж до них, хоть и те ничего народ! Чего лучше – один против наших пятерых бьется и не сдастся никогда». А генерал Н.И.Гродеков в 1883 году отмечал: «Не было высшего преступления, как изменить своим, и потому никто не сомневался, чтобы кто-либо из их среды мог быть изменником. И действительно, во время войны с текинцами мы не имели ни одного лазутчика из их среды…» Очень важное наблюдение: многовековая история в целом демонстрирует нам, что туркмены, как правило, раз и навсегда оставались верны данной ими воинской клятве.

Неудивительно поэтому, что в дальнейшем боевой опыт туркменских конных формирований был использован в полной мере. В 1885 году был создан отряд туркменской конной милиции, преобразованный через 7 лет в Туркменский конно-иррегулярный дивизион, а в 1911 году – в Туркменский конный дивизион. Когда же началась первая мировая война, на базе дивизиона спешно сформировали добровольческий полк, причем исключительно на средства местного населения. Отмечая это, император Николай II собственноручно начертал: «Сердечно благодарю туркмен».

С первых же месяцев войны российская пресса запестрела сообщениями о героизме туркмен. 23 ноября 1914 года они разметали германскую пехоту под дер. Дуплице-Дуже. Один из пленных германских офицеров назвал наших джигитов «дьяволами», совершающими то, «что должно быть вне пределов человеческих сил». Всего лишь за два с половиной месяца участия в боевых действиях на германском фронте в полку, насчитывающем 627 всадников, 67 человек было награждено Георгиевскими крестами, свыше 70-и человек – медалями «За отвагу», орденами Святого Станислава и Святой Анны различных степеней. Туркменский конный полк снискал славу непобедимого. 31 марта 1916 года Николай II повелел ему «именоваться впредь Текинским конным полком», поскольку он состоял, в основном, из текинцев Ахала и Мерва.

28 мая 1916 года произошло крупнейшее Доброноуцкое сражение, когда 9-я армия Юго-Западного фронта наголову разбила огромные силы противника. Однако российское командование не сумело правильно распорядиться кавалерией. Мощный конный корпус армии остался не у дел. И брошенный в бой Текинский полк был обречен на гибель в далекой Австро-Венгрии. Однако джигиты, которых в ответственный момент возглавил командир 1-го эскадрона Ораз Сердар, не уронили славы туркменского оружия. Архивные материалы свидетельствуют: полк в 600 сабель уничтожил 2000 и взял в плен более 3000 австрийцев, захватил большое количество артиллерийских орудий, пулеметов, винтовок, боеприпасов, лошадей и т.д. Битва эта золотыми буквами вписана в историю русско-туркменского боевого содружества.

В годы второй мировой десятки тысяч туркмен отважно сражались против германских фашистов. За героизм, проявленный на фронтах Великой Отечественной войны, более 70 тысяч воинов–туркменистанцев награждены боевыми орденами и медалями, 78 человек удостоены звания Героя Советского Союза. Так что и в этой - самой страшной на памяти человечества войне - туркменские джигиты продолжили героические традиции своих мужественных предков.

Овез ГУНДОГДЫЕВ, профессор.


©Международный журнал "Туркменистан", 2005