ПОИСК



Издание зарегистрировано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-21265 от 08.06.2005 г.  
2007  N1-2(22-23)
КУЛЬТУРА
У СМЕЛОГО СОКОЛА - СИЛЬНОЕ ПОТОМСТВО
ИСКУССТВО СОКОЛИНОЙ ОХОТЫ У ТУРКМЕН УХОДИТ КОРНЯМИ В ГЛУБОКУЮ ДРЕВНОСТЬ

В VII веке прародитель туркменских племен Огуз хан, раздавая земли своим внукам, обозначил все 24 родовых знака — тамги — видами хищных птиц. Пять из них считались ханскими и на них изображались беркут, сапсан, кречет, ястреб и балобан, которых человек во все времена использовал в охоте. Более ранних находок, связанных с соколиной охотой, нет нигде в мире. Хотя, как считает председатель Национального общества сокольников Туркменистана Ата Эебердыев, истоки могут крыться значительно глубже: в фольклоре туркмен более четырех десятков пословиц и поговорок о соколиной охоте.

Сын потомственного сокольника, Ата Эебердыев сам почти сорок лет посвятил охоте, начав носить ловчих птиц на руке еще школьником. При этом он человек сугубо городской и достаточно занятой — работает главным консультантом Министерства юстиции Туркменистана. Но все свободное время отдает любимому увлечению, которое и увлечением-то назвать уже нельзя — это дело всей жизни.

— С детства я запомнил слова отца о том, что нельзя забывать народные традиции. Пренебрежение к своей истории, равнодушное отношение к национальной культуре приводят к духовному обнищанию народа, к нравственному умиранию. Воспринял эти слова как наказ. Туркмены всегда жили в гармонии с окружающим миром, соизмеряя с ним законы своего бытия. Соколиная охота — целый пласт древней культуры нашего народа, неотъемлемая составляющая его духовного наследия, одна из ярких традиций, дошедшая до наших дней без изменения. Однако это не означает, что народную форму общения с живой природой не нужно бережно хранить и развивать.

Мысль о создании центра, объединившего всех сокольников страны, зрела у Ата давно, но начать нужно было с устранения допущенной в отношении их несправедливости. В советское время под надуманным предлогом, что сокольники вредят природе, охота была запрещена, ловчие птицы изымались. Приходилось, рискуя, выходить на охоту тайком, по ночам. Настойчивость и упорство молодого юриста привели к тому, что общественный статус соколиной охоты был в конце концов признан, а содержание ловчей птицы узаконено. Но только в годы независимости появилась реальная возможность создать
Национальное общество сокольников. Сегодня Национальное общество — не просто собрание любителей поохотиться. Это научное учреждение, занимающееся селекционной работой по орнитологии, определению мест гнездовий птиц и контролю за ними, разведению соколов и туркменской борзой — тазы, этнографической деятельностью по сбору сведений о роли соколиной охоты в истории Туркмении.
Результаты туркменских сокольников не замедлили сказаться: в 2002-м они стали победителями международного шоу-представления в Астане, а в американском городе Амарилло (штат Техас) выиграли конкурс «Экология и человек». Победа дала обществу право быть принятым в Международную ассоциацию сокольников мира, штаб-квартира которой находится в Бельгии. Членами МАСМ являются 58 стран.

ЛЮДИ И ПТИЦЫ

В США и в некоторых странах Европы соколиная охота в силу сложности ее организации и дороговизны является развлечением для узкого круга состоятельных людей. Из-за отсутствия естественных условий она превратилась в показательные выступления, которые устраиваются на стадионах, в парках и носят характер шоу.

В Туркменистане понятие клубной элитарности отсутствует, а естественных условий — хоть отбавляй. Сокольником может стать любой. Члены общества — инженеры, юристы, врачи, журналисты, ученые, люди разных профессий и возрастов. Многие — потомственные охотники. Среди них и Мурад — сын Ата Эебердыева. Как и отец, он с юных лет носит на руке сокола.

— В уставе общества записано: «Каждый вступающий должен знать, уважать и соблюдать традиции соколиной охоты наших предков», — говорит Ата. — Мировыми учеными-орнитологами признано, что соколиная охота пришла в США и Европу через исламскую культуру. Законодательный закон мусульман — шариат — разъясняет необходимые условия дрессировки сокола и собаки, их напуска на охоте. Дозволенные и запретные методы добычи дичи и зверей детально регламентируются согласно исламским нормам бытия.

В течение шести-семи месяцев новички проходят теорию и практику с опытными наставниками. Наставник — высшее звание в обществе. Это самые уважаемые и почитаемые люди, настоящие корифеи охотничьего мастерства. Хоть всем им далеко за семьдесят, а кому-то, как яшули Аннааману Мовламову, и за восемьдесят, обучают они не дома за чашкой чая, а в полевых условиях, где и молодому сокольнику поначалу бывает нелегко. Учат не только правилам охоты, но и правилам поведения на природе.

Потом приходит пора экзаменов. И только после этого новобранцу дадут птицу для самостоятельной охоты. Однако и это еще не все. Лишь через год ему покажут места гнездовий и предоставят возможность самому выбрать себе птицу. Почему не раньше? Обучая, наставник еще и изучает своего ученика. Он должен убедиться в чистоте его помыслов и доброте намерений, которые не позволят охотнику превратиться в браконьера, варварски разоряющего гнездовья.

— Наши предки прекрасно понимали, что главным хранителем и защитником природы является человек, потому и выработали целый кодекс неписаных законов, которым мы первым делом обучаем наших сокольников, — говорит Ата. — Основная заповедь — не навреди! Как и прежде, браконьер попадает под общественное презрение и осуждение.

Традиционно туркмены использовали в охоте соколов-балобанов. Они крупнее, чем другие виды обитающих в этих краях соколов, и поэтому успешнее в охоте. Самое большое скопление балобанов в горах Ахалского и Балканского велаятов страны. Естественный отбор привел к тому, что более сильные и отважные соколы, не давали селиться рядом слабым сородичам — у сильного сокола не должно быть слабого потомства.

Оказавшись у гнезда, охотник должен соблюдать два наиважнейших правила: если там остался только один птенец, он не имеет права его брать, даже если для этого ему пришлось проделать долгий путь и подняться на самую высокую скалу. В опустошенное гнездо самец и самка уже никогда не вернутся. Также ни в коем случае нельзя брать «пухляка», то есть совсем маленького балобанчика. Ему должно быть не меньше трех недель, когда птенец уже оперился и готовится встать на крыло. Предпочтение отдается самке: она крупнее самца, у нее более развитые лапы. Если самец берет в день трех-четырех зайцев, то самка в два раза больше. Одна из народных примет: у хорошего сокола клюв крючком. Другая примета: если на языке птицы есть две черные полоски, то это смелая птица, добычливая. По уставу общества каждый сокольник может иметь не более двух ловчих птиц.

Воспитание юного сокола занимает около полугода. Все это время он сидит на стуле, цепко держа лапами спинку, привыкая к балансировке. Очень много зависит от правильного питания. Птицу кормят три раза в день и только свежим мясом. Если сокольник допускает ошибки в рационе, то удачной охоты от такого сокола не жди. За месяц до начала охотничьего сезона начинается носка: ежедневно, утром и вечером, в течение полутора часов сокольник должен носить птицу на руке. Этим снимается жир, накопившийся у нее за лето и идет наработка мышц. Через день-другой сокол сам начинает в определенный час безостановочно махать крыльями, как бы прося его «выгулять». Носка тренирует не только птицу, она воспитывает терпение, выдержку и дисциплину у ее хозяина — будущего охотника.
Иногда любители экзотики разводят соколов в домашних условиях в качестве декоративной птицы. Но сокол не попугай, нельзя ломать его природную сущность, принуждая к неволе, приучая к жердочке в клетке. Сокол — свободолюбивая птица и охота для нее — это жизнь.

ЭТОТ СЛАДКИЙ МИГ ПОБЕДЫ

С октября по февраль, жертвуя отпуском в санаториях и домах отдыха, городские члены общества выезжают за сотни километров в пустыню, собираются лагерем, и начинается то, чего они с нетерпением ждали весь год — охота. Питаются все это время мясом добытых животных и хлебом, который выпекают тут же, в песке, старинным способом. Запас воды завозят заранее.

Если дни стоят знойные, то охота ведется ранним утром и вечером: соколы не переносят жары. Соколиная охота — нелегкий труд. Да и эстетическая сторона соколиной охоты куда романтичнее ружейной и экологически чище. Охотник надевает толстую рукавицу, сажает на нее своего питомца, подзывает собаку и, преодолевая десятки километров, бродит по барханам в поисках добычи. В полете балобаны развивают скорость до 300 километров в час, их бинокулярное зрение позволяет увеличивать изображение в десять раз, пернатый хищник способен определить вид добычи за два-три километра.

Сокол одинаково хорошо приспособлен к воздушной и наземной охоте. В воздухе он без труда берет утку, фазана, кеклика, перепелку. На земле охотится на сусликов, иногда на пустынных котов и лис. Но высший пилотаж, самая трудная, поистине виртуозная работа для балобана — добыча зайца-толая. Этот серый каракумский ушастик — один из самых прытких и вертких грызунов в песках. Он бегает со скоростью до 80 километров в час и порой невозможно уследить за тем, как он растворяется в песке. Но сокол — птица не только выносливая, но и упрямая. Балобан будет выслеживать зайца до последнего. При этом сокол должен с ювелирной точностью просчитать расстояние и выбрать миг атаки. Случается, что зайцу все же удается юркнуть в норку. Но и это его не спасет: сокол садится у входа и ждет своего помощника — тазы. Вдвоем они караулят норку, ожидая появления хозяина. За сезон, который длится около четырех месяцев, сокол и тазы могут добыть до 150 зайцев-толаев.
Тазы — уникальная собака, выведенная далекими предками туркмен. Такой породы больше нет нигде в мире, как нет и подобной практики, когда сокол и собака работают в тесном контакте. Не случайно силуэты тазы и сокола помещены в орнамент древнейших туркменских ковров.

Работа в тандеме — штука непростая и тут всякое случается. Чтобы приучить сокола и тазы друг к другу, сокольники, подкармливая птицу, иногда кладут кусочки мяса на голову собаке. Если сокол хоть слегка поранит клювом борзую, он впредь будет относиться к ней с осторожностью. А вообще достаточно двух-трех совместных выходов, чтобы тазы и сокол начали работать синхронно.

Сокол — совершенное создание для охоты. Тазы — идеально приспособлена к суровым условиям пустыни. До сих пор в юртах чабанов и охотников для борзой отведено специальное место. В шубах, которые зимой носили сокольники, левый рукав делался шире, чтобы собака, согреваясь в холод на груди у хозяина, могла засунуть туда свою длинную, умную мордочку. Тазы — благородная собака, ее берегли, лелеяли, никогда не кормили объедками: она питалась тем же, чем и хозяин, и притом только вареной пищей. Летом борзых поили верблюжьим молоком — это увеличивало скоростные качества собаки.

Прежде всего, тазы служат охотнику ориентиром. Когда сокол, отлетев на большое расстояние, берет добычу, скрываясь в глубине барханов, собака взбегает на гребень холма, указывая хозяину путь. Пустыня — это не только пески, это еще и заросли кустарников. Если заяц прячется под саксаул, тазы помогает своему другу, выгоняя ушастика из-под веток. Но, сопротивляясь, толай может повредить крепкими задними лапами оперение птицы, и опять тазы бросается на подмогу и перекусывает зайцу конечности.

Есть непреложное охотничье правило: последний пойманный за день заяц отдается соколу — это его законная добыча. Если же сокольник хочет побаловать свою птицу, он добудет для нее парочку-другую мышей или сусликов — любимое лакомство балобанов.
Подходит к концу сезон. Уезжая, сокольники забирают с собой тазы, а соколы остаются с наставниками в песках до следующего приезда хозяина. В городской квартире им будет плохо. А здесь — летай, наслаждайся волей. Но не забудет ли за это время птица хозяина? Нет, не забудет. Сокол — птица памятливая. Любой сокольник поведает немало историй о преданности пернатых тому, чья рука стала для них опорой.

Почти половину своей жизни — 8-9 лет — тазы работают в паре с соколами. Соколиный век в несколько раз дольше — 35-40 лет, и трудятся воздушные охотники до последнего дня. Однако через пять-шесть лет «работы» балобанов выпускают на волю — они должны приносить потомство, растить птенцов. Эта древняя традиция, крайне редкая в мире, продиктована осознанием долга человека перед природой.
Собаки тоже не уходят «на пенсию», а участвуют в селекционной работе, к которой допускают только тех тазы, кто изведал, что такое охота, и сами становятся наставниками для молодых щенков. Гарагуш — борзую Ата Эебердыева в клубе называют «халипа», что значит наставница.

Так что же все-таки такое соколиная охота сейчас: спорт, развлечение или промысел?
— Это душевное общение с живой природой, — говорит Ата. — Здесь нет никаких материальных мотивов. Какая сокольнику выгода от охоты, если вся добыча ложится на общий стол? Впрочем, выгода есть: природа дает силу и мудрость, сокол воспитывает мужество и бесстрашие, собака учит преданности. Здесь ты учишься товариществу, становишься чище, добрее. А с чем сравнить энергетический обмен, происходящий между соколом и человеком, который соединяет их воедино? Возможно, в этом слиянии и кроется причина их вечной дружбы.

* * *

Ата Эебердыев в замечательный рассказчик. Его охотничьи истории — трогательные, забавные, поучительные, наполненные бесконечной любовью к родному краю, можно слушать часами. У Национального общества сокольников Туркменистана давно завязались тесные связи с коллегами из России, Украины, Казахстана, Грузии, Болгарии, Японии. И круг друзей, стремящихся ближе познакомиться с богатым культурным наследием и традициями туркменского народа, с каждым годом растет. Так, публикации Ата Эебердыева вдохновили Омское общество инвалидов на создание у себя «уголка туркменских сокольников», для которого Ата выслал атрибутику туркменских охотников, видеоматериалы. Вслед за этим родилось и «Содружество любителей живой природы». За успехи в деле сохранения и развития древних традиций туркменского народа Национальное общество сокольников Туркменистана было удостоено почетной награды президента Туркменистана.

В 2005 году Ата Эебердыев выступал в Абу Даби на проходящей в рамках ЮНЕСКО встрече членов МАСМ, обсуждавшей вопрос об объявлении традиций соколиной охоты духовным достоянием человечества. А недавно он вернулся из США, где в городе Керн (штат Небраска) прошла ежегодная встреча участников Международной ассоциации сокольников мира. На этот раз главной темой на обсуждение вынесли «Интеллектуальное содержание соколиной охоты». Всего на форуме было представлено 54 страны. Одним из наиболее интересных признали выступление руководителя Национального общества сокольников Туркменистана. За большой вклад в дело охраны природы, за развитие соколиной охоты и ее пропаганду общество было принято в почетные члены Международной ассоциации хищных птиц в Болгарии.

Владимир ЗАРЕМБО


©Международный журнал "Туркменистан", 2005