ПОИСК




Издание зарегистрировано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-21265 от 08.06.2005 г.  
2020  N11-12(188-189)
ИСКУССТВО
КРАСКИ ВОЛШЕБНОЙ СКАЗКИ
Народный художник Туркменистана Меджек Чарыев – личность во всех отношениях неординарная. Мультипликатор, художник-портретист и пейзажист, мастер шаржа, иллюстратор, педагог. Словом, человек многогранный и мультикультурный.
Меджека Чарыева вполне можно было бы сравнить с масштабным музыкальным произведением, многочастной музыкальной поэмой, лиричной и гротескной одновременно, но главное – непафосной. Для такого восприятия есть основания, поскольку сам Меджек признается, что в его художественном восприятии мира большое место занимает музыка. Он может передать ее на холсте, в штрихах, цвете, так как музыка запечатлевает эмоции, настроение, нюанс. «Истина никогда не кричит, она в нюансах, которые надо уловить и прочувствовать, прежде чем запечатлеть», – повторяет художник.
В ноябре 2020 года Меджек Чарыев отметил свое 77-летие. Его жизнь полна запомнившихся событий. Детство проходило в городе Байрамали, расположенном в Марыйском оазисе, в непосредственной близости от памятников Древнего Мерва. В местной библиотеке можно было обнаружить уникальные издания произведений русской и зарубежной классической литературы, иллюстрированные книги по искусству. Своя библиотека была и у приемных родителей Меджека – старшей сестры и ее мужа, взявших шестилетнего мальчика на воспитание после смерти матери. Муж сестры – фронтовик, защищал Ленинград в годы войны, а затем получил в этом городе высшее образование. Дома были собрания сочинений Пушкина и Стендаля, знание творчества которых спустя годы будет высоко оценено московскими педагогами Меджека.
Любовь к художественной литературе и творчеству прививали и замечательные учителя. В большинстве своем это были жены офицеров воинской части, расквартированной в Байрамали. Учителя водили ребят в клуб воинской части, где устраивались кинопоказы, театральные постановки. Так Меджек впервые увидел диафильмы для детей и загорелся желанием создавать рисованные картинки. Оттачивал свой талант будущий художник в школьной стенгазете, где размещались и его шаржи, и рисунки. Защищаться от героев своих карикатурных сюжетов зачастую приходилось кулаками. Худощавый мальчишка вынужден был накачивать мускулы: много плавал, в течение 10 лет занимался различными видами спорта.
Любовь к пейзажам также из далекого детства. Отец – сельский учитель – часто брал сына на охоту. Иногда заходили далеко в пустыню, живые цвета которой волновали воображение, находя отражение в незамысловатых стихах и пейзажных набросках. Со временем эти впечатления выльются в пейзажные акварели, среди которых особое место занимают разнообразные зарисовки пустыни, а также берега Каспия и предгорий Копетдага. Меджек любит рассказывать о своем детском открытии графики: «Помню, как впечатлила меня зимой картина: черные птицы на белом снегу. Я тушью перенес это на бумагу». Так в детстве закладывалось все, что в течение всей последующей жизни получило развитие в многогранном, пронизанном философской мыслью и иронией творчестве Меджека Чарыева.
В жизни ему везло на встречи с талантливыми людьми, считает Меджек. В ашхабадском художественном училище его наставником стал корифей национальной школы живописи Айхан Хаджиев. На работу в киностудию «Туркменфильм» принимал мэтр туркменского кино Алты Карлиев.
Успехи молодого художника послужили основанием для рекомендации к продолжению учебы в Ленинграде, но климат северной столицы не подошел туркменскому юноше, заболев, он даже не добрался до приемной комиссии. Однако через год он вновь решил попытать счастье, только уже в Москве, на отделении мультипликации художественного факультета Всероссийского государственного института кинематографии. Приняли всего семь человек, среди которых был и Меджек.
Во ВГИКе преподавали много разных предметов: архитектуру, музыку, языки. С большой благодарностью вспоминает Меджек школу живописи Юрия Ивановича Пименова – знаменитого художника и педагога, привившего ему любовь к натюрморту. Но главное – здесь формировалось его мастерство художника-аниматора. Мультипликацию вел один из мэтров в этой области Иван Петрович Иванов-Вано, создатель известных мультипликационных фильмов, среди которых любимый многими поколениями «Конек-Горбунок».
Москва привлекала большими возможностями для творческого роста. Вернувшись в Ашхабад и приняв участие в съемках нескольких фильмов, Меджек вновь направляется в Москву (1982 г.), где впервые после долгого перерыва шел набор на специальные двухгодичные режиссерские курсы для мультипликаторов. Высшие курсы сценаристов и режиссеров (ВКСР) – одна из старейших киношкол в России, где преподавали и обучались профессионалы.
К чтению лекций тут привлекались видные ученые. К примеру, историк, археолог, востоковед, писатель и переводчик Лев Гумилев благодаря своей теории этногенеза помог Меджеку по-новому посмотреть на историю собственного народа, понять и осмыслить свои корни. Среди педагогов был и известный режиссер Александр Митта, открывший ему такое необходимое каждому творческому человеку понятие, как «саспенс» – тревожное ожидание (напряженный момент в развитии сюжета). Особую роль в плане профессионального роста сыграло общение с педагогом, режиссером, художником и сценаристом мультипликационного кино Федором Хитруком.
Сегодня Меджека Чарыева по праву считают отцом туркменской рисованной мультипликации. Первым таким мультфильмом стал «Бовенджик» (1975 г.). А потом были «Меред и солнышко», «Жук и муравей», «Ковер-самолет», «Бедняк и жадный» и другие рисованные киносказки, передававшие на образном языке мультипликации мысли и эмоции их создателя. Меджеку Чарыеву принадлежат также замечательные иллюстрации к туркменским сказкам. Не одно поколение знакомо с изданием «Туркменские сказки» в яркой желтой обложке, иллюстрации к которому создал Меджек Чарыев.
Способности Меджека высоко ценил выдающийся туркменский композитор Нуры Халмамедов, который создал ряд музыкальных произведений для мультфильмов. Вынашивая планы по созданию оперы «Решающий шаг», Нуры Халмамедов приглашал Меджека оформить постановку. Высокую оценку его талантам давал и известный театральный художник, сценограф знаменитых туркменских оперных и драматических спектаклей Ефим Кордыш.
Однако сам Меджек отдавал предпочтение малым формам, миниатюрным пейзажным зарисовкам, натюрмортам, карандашным портретам: «Создавая портреты, беседую с людьми, стараюсь передать не столько фотографическое сходство, сколько энергию и характер человека».
«Жизнь удивительна, ежедневно она дарит нам чудо открытия нового дня. И пока я радуюсь ему, я молод душой, – говорит Меджек Чарыев и добавляет цитату из собственных же поэтических строк: – «Никто же вечно не живет. Когда настанет мой черед, лишь об одном жалеть я буду, что не истратил всю любовь».

Марал КАДЖАРОВА


©Международный журнал "Туркменистан", 2005