2020  N9-10(186-187)
ТРАДИЦИИ
СЛАДКАЯ ВОДА КЯРИЗА
В предгорьях Копетдага – одной из самых благоприятных зон для жизни и земледелия в Туркменистане – до сих пор можно встретить уникальные гидротехнические сооружения, история создания которых восходит к глубокой древности. Называются эти сооружения – кяризы. Они представляют собой укрепленные подземные галереи, по которым вода от подгорных водоносных слоев течет в долину к жилым поселкам…
«Капля воды – крупица золота» – эта истина заложена в ментальной памяти туркменского народа. Причиной тому – географическое положение страны, большая часть земли которой занята пустыней. Воды трех крупных речных артерий протекают в Туркменистане – Амударьи, Мургаба и Теджена, но даже они были не в силах обеспечить нужным количеством живительной влаги, особенно поливной, всех земледельцев. Воды всегда не хватало. Весеннее полноводье рек терялось засушливым летом, тогда влага действительно становилась на вес золота. Кроме туркмен, водами Мургаба пользовались жители Афганистана, воды Теджена разбирались жителями Афганистана и Ирана, от Амударьи же водоотводы для поливов прокладывали земледельцы Афганистана, Таджикистана и Узбекистана.
Столь жесткие условия водопользования выработали у туркмен предельно бережное отношения к воде, ведь ее наличие – основа хороших урожаев, прироста поголовья домашнего скота, из чего и складывалось благополучное существование древних земледельцев и скотоводов, населявших территорию современного Туркменистана. Вода и жизнь для них были равнозначными понятиями.
Земледелие развивалось – и потребность в орошении полей возрастала. Нехватка воды в прошлом часто заставляла людей покидать обжитые места в поисках благодатной земли. Но чем сложнее для человека положение, тем оригинальнее работает его творческая мысль. Таким образом подгорная полоса Туркменистана еще в древности стала ареной конструктивного мышления для народных умельцев, а исследование вопроса водоснабжения средневекового Туркменистана показывает, что туркмены явили себя настоящими мастерами в возведении гидротехнических сооружений и ирригационных систем. Ярчайший пример таких сооружений – кяризы – подземные колодезные галереи, при помощи которых туркмены подводили воду горных речек к поселениям в долинах.
Видный российский ученый, горный инженер Лев Цимбаленко, известный своими трудами по системам орошения региона, писал, что кяризы – «это замечательное гидротехническое азиатское сооружение, благодаря которому в странах, лишенных естественных водных богатств и обладающих знойным и сухим климатом, живут и процветают не только аулы и города, но и целые оазисы и провинции». Действительно, во многих предгорных и пустынных местностях кяризы были единственным источником питьевой воды, поэтому их оберегали: колодцы тщательно укрывали от пустынных наносов и маскировали от врагов.
Кяризы многие годы выручали население засушливых регионов. Да и теперь, когда с развитием ирригации острая нужда в кяризах отпала, в некоторых районах Туркменистана традиционно продолжают использовать подобные водопроводы. Правда, в современной жизни воду из кяриза используют исключительно для питья, ведь ее вкусовые качества бесподобны. «Вода кяриза – для души», – говорят туркмены.
В средние века кяризы на территории Туркменистана были довольно многочисленны. Туркменский историк, профессор Овез Гундогдыев пишет: «Как отмечают в «Обзоре Закаспийской области с 1882 по 1890 год», в начале 1890 г. только в Ашхабадском уезде насчитывалось 17 кяризов и 140 колодцев. Да и в самом Ашхабаде вплоть до 40-х годов XX века действовали четыре крупные кяризные системы».
Первые исторические сведения, подтверждающие существование кяризных систем, относятся ко времени Александра Македонского. Античный историк Полибий сообщал о кяризах Парфии, отмечая, что тому, кто проведет ключевую воду в местность, до той поры не орошенную, предоставляется вся область в пользование сроком на пять поколений. Но эта историческая ссылка не означает, что кяризы не существовали в этой местности и ранее.
Потому никто не возьмется с точностью указать время появления первых кяризов. Скажем, народные легенды Бахарденского района Туркменистана говорят о том, что и три века назад подземные водные тоннели уже существовали в этих местах. Бахарденский район – это в ста километрах западнее туркменской столицы, где сохранены и поддерживаются в исправном состоянии кяризы, по которым чистейшая вода родников, скрытых в глубоких недрах Копетдагской горной системы, как и сотни лет назад, поступает в местные села. Здесь сосредоточены крупнейшие кяризные системы самого Бахардена, а также близлежащих селений Дурун, Мурча, Сунча, Келята.
Картинка – будто со старой фотографии: на фоне горной гряды так же, как и сотни лет назад, работает кяризген – мастер со своими помощниками – кельванами. Они, как и в прошлые времена, вооружены простейшими орудиями труда – кирками и лопатами с короткими черенками. Даже для подъема грунта на поверхность используются кожаные мешки. Только на смену старым масляным фонарям пришли электрические, а металлические тросы заменили не столь надежные веревки. Кельваны спускаются в узкую колодезную шахту с помощью своеобразной механической лебедки и там несут свою трудовую вахту.
В наши дни реальная потребность в строительстве кяризов отпала, но данную бахарденскую гидросистему продолжают поддерживать в рабочем состоянии. Подземные галереи периодически очищали от обвалов, а теперь, чтобы избежать осыпания грунта, стенки туннелей обкладывают бетонными плитами. Ведь чем чище галерея, тем мощнее давление воды на выходе. Например, во время таяния снега скорость течения воды в чистом туннеле достигает 70 литров в секунду, а летом 40–45.
Казалось бы, для чего сейчас, в век достатка, содержать в рабочем режиме древний водопровод? И все же его наличие и бесперебойное функционирование необходимо нашим современникам как один из сохраненных элементов культурного наследия, как напоминание о необходимости рациональности расхода ценнейшего природного ресурса и, конечно, чтобы не забыть вкус кристально чистой воды, которой за упорный труд и изобретательский талант заплатила людям природа.
Работу своих подопечных комментирует потомственный кяризных дел мастер, руководитель бригады Реджеп Акмамедов:
– Кяриз представляет собой водоотливную штольную выработку с люфтлохами – колодцами, расположенными близко друг к другу и служащими для подъема грунта, выработанного при рытье галереи кяриза, а при функционировании системы – для вентиляции, – говорит мастер. – Как правило, через каждые 20 метров подземная галерея сообщается с дневной поверхностью посредством колодцев. Это расстояние изменяется от 4 до 42 м и зависит от свойств пород, среди которых проходит кяризная галерея. Если породы слабы и грозят обвалами, то галереи имеют малое расстояние между колодцами. Подземные туннели могут растягиваться на 2–3 км до выхода к водосборному водоему. Уникальность способа добычи подземных вод кяризными системами заключается в том, что эти сооружения извлекают воду с большой глубины посредством сложных цепочек подземных галерей, выводя воду на поверхность земли самотеком, без лишних энергозатрат.
Строительство кяризов во все времена было очень ответственным делом, для этого были необходимы отличные знания гидрогеологии. В предгорьях Копетдага вода находилась на глубине 30–150 м, поэтому было большим искусством выбрать место для подземного канала. Как же находили эту точку предки туркмен? Выбирая место, пригодное для рытья колодца, обращали внимание на то, растет ли рядом верблюжья колючка – показатель наличия воды, так как это пустынное растение имеет очень длинные корни, способные почувствовать и добраться до влаги глубоко под землей.
Рядом рыли неглубокую ямку и закапывали в нее чубук виноградной лозы. Через несколько дней возвращались и смотрели, в каком состоянии была веточка. Если на срезе с нее “капала слеза” – значит, задача решена – место для рытья кяриза определено верно, а вот по вкусу этой слезы уже определяли, для каких нужд будет использоваться вода – для полива или для питья.
Собиралась бригада мастеров-кельванов из 4–5 человек отменного здоровья, атлетического телосложения, недюжинной силы и обладающих смелостью, способных на риск. Ведь эта работа сулила множество непредвиденных, опасных ситуаций. У каждого была своя обязанность. Глубину колодца, порой доходившую до 60 метров, при помощи простого уровня (веревки с утяжелителем) определял главный мастер – усса сакил, он же и начинал работу. Диаметр внутренней части колодезного ствола не превышал 80 см. Стенки колодца укреплялись в прежние времена древесиной можжевельника (арчи). В качестве крепления также использовали крупные валуны. При недостатке воздуха, связанном с работами на большой глубине, у колодца устанавливали кузнечный горн и при помощи камышовых труб подавали воздух вниз.
Когда доходили до водоносного пласта, начиналось формирование самой водной галереи. Высота горизонтальной штольни подземного лабиринта обычно варьировалась от 1 м 30 см до 1 м 50 см. Можно представить, насколько сложной была работа в столь стесненном пространстве. Так, находясь в толще земли и «вгрызаясь» в нее все больше, кельваны отвоевывали у природы воду. Они наполняли свои 5–8-литровые кожаные мешки глиной, передавали их на поверхность и снова углублялись в недра. Раньше их работу освещал тусклый свет масляного фитиля из бараньей шерсти, сейчас – яркий свет аккумуляторных фонарей на касках, но даже это освещение слабо заметно во мгле подземных галерей.
За века труд кяризных дел мастеров претерпел лишь самые небольшие изменения, и подземные галереи по-прежнему остаются результатом ручного труда. Но при этом кяризы все же поражают своей монументальностью. Например, подземная галерея кяриза Коне Мурча имеет высоту до четырех метров при ширине два метра. Дурунские же кяризы ошеломляют своей протяженностью, которые достигают трех километров. Они питали в древности водовод из жженого кирпича, который тянулся на десятки километров от предгорий до города Шехрислама, располагавшегося на границе с пустыней.
Сооружение новых и поддержание в рабочем состоянии действующих кяризов требовали не только выносливости, огромного труда, но и умений, смекалки и чрезвычайного упорства мастеров-кельванов. Поэтому отнюдь не случайно кяризам давали имена в честь их создателей.
Кяризных дел мастера были очень уважаемы в народе, ведь лишь один кяриз мог обеспечивать водой большое число людей. Так, более 120 лет назад дурунские кяризы Хунтуш и Айнабат обеспечивали водой соответственно 95 и 143 домовладения, а кяриз Койне-Мурча снабжал водой 53 подворья. Древняя кяризная система Бахарденского района, подключенная сегодня к современному водораспределителю, удовлетворяет практически все потребности в воде семитысячного населения поселка дайханского объединения «Дурун».
Самобытная народная гидротехническая система существовала на протяжении столетий. Но даже теперь, когда ей на смену пришли новые технологии, она все же остается рукотворным памятником мудрости и рациональности туркменских гидростроителей прошлого, бесценный опыт которых достоин внимания и сегодня.
...Водосборный водоем на выходе кяризной системы к поверхности земли – традиционно значимое для селян место. Хозяйки приходят сюда за водой, а заодно – обменяться свежими новостями, посудачить о делах насущных. А к тому же в жаркий день просто приятно посидеть у дарующего прохладу маленького прозрачного озерка, обложенного каменными валунами, полюбоваться солнечными бликами на водной глади. Но самое приятное – зачерпнуть в ладонь чистейшую живительную влагу и сделать несколько глотков удивительно вкусной, по ощущению – реально сладкой воды... Да, с народной мудростью не поспоришь: вода кяриза – для души!

Александрина ЕВСТИГНЕЕВА