ПОИСК




Издание зарегистрировано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-21265 от 08.06.2005 г.  
2020  N7-8(184-185)
ГЕРОИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ
4650 КИЛОМЕТРОВ НА ТАЙМУНАХ
В 1936 году 10 отважных туркменских рыбаков за три месяца преодолели 4650 километров водных путей от Красноводска (сейчас город Туркменбаши) до Москвы на рыбацких лодках – таймунах.
Таймун – одноместная лодка, выдолбленная из черного дерева (карагача), имеющая 4,5 метра в длину и 45–50 сантиметров в ширину. Она легка (вес – около 30 килограммов), быстроходна и в случае необходимости может пройти по любому мелководью. Такие челны с давних времен использовались на Каспии для ловли рыбы. Умение управлять таймуном на морской волне, быстро и подолгу грести, пользоваться рыбацким парусом было большим искусством и всегда отличало настоящих каспийских рыбаков, которые овладевали им с малых лет. Гребли на таймуне одним коротким веслом, чаще всего на коленях или сидя на пятках, но умелый таймунщик мог грести даже стоя.
Уникальность лодочного похода состояла в том, что ни на таймунах, ни на любых других долбленых челнах столь дальние путешествия с пересечением морей и рек ранее никем не совершались. Да и в наши дни, вероятно, не найдутся такие примеры.
Рассматривая макет этого суденышка в музейной экспозиции, диву даешься, как на нем можно вести лов, а уж о том, чтобы отважиться на переход через море и несколько рек, и поверить сложно. Но это факт истории и одно из ярких свидетельств патриотизма и отваги туркмен.
30-е годы прошлого столетия были отмечены всплеском героических рекордов, которые совершались в небе, в море, у станков... Так, в 1935 году на всю страну прогремел беспримерный переход Ашхабад – Москва, который на знаменитых ахалтекинских скакунах совершили лучшие конники Туркменистана.
Важно, что инициатива водного перехода исходила от самих рыбаков прибрежных районов Туркменистана. Семь рыболовецких колхозов оспаривали право послать своих передовиков в Москву. Выбирали лучших из лучших. В первую очередь учитывались производственные достижения, затем оценивали физическую подготовку кандидата и главное – умение управлять одноместным таймуном.
В поход снарядили представителей передовых колхозов, несколько лет подряд перевыполнявших задания по лову рыбы. Участниками смелого и поистине героического перехода стали: Аннак Гельдыев – старшина команды, Худайберды Байрамов, Карадервиш Иламанов, Ораз Таганов, Бердыкули Аширов, Курбаннияз Кавусов, Байджан Атаев, Сары Оразов, Хаджитувак Аннаев, Махтумкули Язгулыев.
На одном энтузиазме совершить этот водный переход было нельзя. Требовалась основательная подготовка. Все участники похода прошли тщательный медицинский отбор, а во главе таймунщиков был поставлен опытный рыбак 51-летний Аннак Гельдыев. Несмотря на свой возраст, он показал себя как один из самых неутомимых гребцов. Самому молодому участнику похода был 21 год.
В качестве сопровождающего судна, на котором таймунщики должны были отдыхать, был выделен промысловый баркас «Первое мая». На нем постоянно находились командир перехода Меред Кулиев, в то время заместитель председателя спорткомитета при Совете Народных Комиссаров Туркмении, политрук Курбан Али Дурдыев и врач Александра Емельянова.
Именно командиру водного перехода Мереду Кулиеву принадлежит заслуга в освещении его событий, сборе информации, а затем и архивации данных. Командир вел дневник, тщательно записывал все происходившие во время перехода события, а через много лет, работая старшим научным сотрудником Центрального госархива Туркменистана, он делал все возможное, чтобы это свидетельство героизма туркменского народа запечатлелось в летописи истории страны. И сегодня в его старом командирском портфеле дочь – народная артистка Туркменистана Гульнабат Аширова бережно хранит статьи, вырезки из газет и журналов с пометками отца, фотографии и другие материалы, которые она любезно предоставила для Международного журнала «Туркменистан».
По сохранившимся записям и газетным статьям восстанавливаем детали водного перехода.
Трудный и опасный путь ждал его участников. По волнам капризного Каспия, против мощного течения Волги (плотин тогда не было), Оки и Москвы-реки надо было пройти в основном на веслах более 4650 километров за 100 дней.
Из Красноводска отряд вышел в 18.00 5 июля 1936 года. Погода благоприятствовала старту. У морского вокзала (почтовой пристани) был организован митинг, собрался едва ли не весь город. Провожающие желали смельчакам счастливого пути и давали ценные наставления. «Этот поход должен продемонстрировать лучшие качества туркменского моряка – выносливость, упорство, стойкость. Вся Туркмения будет с огромным вниманием следить за этим походом. Пусть конный пробег Ашхабад – Москва послужит вам примером!» – неслись над морем эти напутствия. А рыбаки, в свою очередь, говорили, что с честью выполнят поставленную перед ними задачу. Щелкали затворы фотоаппаратов, сохранившие до нашего времени на старых снимках этот торжественный старт, кинооператор спешил запечатлеть событие для истории.
И, наконец, спускается красный флажок стартера. Гремит оркестр – и громкое «Ура!» несется с пристани. Таймунщиков окружают физкультурники в шлюпках, провожая их далеко в море. Так началась самая тяжелая часть маршрута – почти 1330 км по морю. Она заняла 17 дней.
Через двое суток команда прибыла в Кара-Богаз-Гол. За тридцать ходовых часов прошли 221 километр. С самого начала пути, чтобы подготовить группу к любым испытаниям, старшина проводил тренировочные занятия. По его команде все таймунщики бросались с лодок в море, а затем по команде все разом садились в них. Эти довольно сложные упражнения, требующие сноровки, пригодились уже через четыре дня, когда поднялся шторм. Молниеносно ласковое море превратилось в бушующую пучину, и таймуны, как щепки, кидало из стороны в сторону. По сигналу тревоги таймунщики собрались на баркасе, но и там приходилось нелегко от разбушевавшейся стихии.
Трижды море испытывало команду штормовыми ветрами. Однажды шторм достиг силы семи баллов и продолжался ровно полсуток. Таймунщикам пришлось перебраться на баркас и уйти в укрытие в один из заливов.
При попутном трехбалльном ветре на каждом из таймунов ставили парус. В штилевую погоду гребли по 10–11 часов в день. Несмотря на трудности, рыбаки проходили в день в среднем по 6 километров в час.
Отважные покорители водной стихии не были одиноки в море. То и дело им встречались парусники и баркасы туркменских, казахских, русских, татарских рыбаков.
Самым сложным оказался 300-километровый бросок через Каспий прямо на Астрахань. С погодой повезло, и флотилия таймунов появилась у астраханского берега 22 июля, даже с опережением графика.
Первая встреча на российской земле была теплой. Уже в море туркменских рыбаков встретили спортсмены на байдарках, а на пристани собрались сотни астраханцев, звучала музыка, на берегу было море цветов. И так затем было по всему маршруту.
Туркменских парней встречали как родных братьев жители прибрежных сел, городов России – Сталинграда (ныне город Волгоград), Касимова, Рязани, Казани, Саратова, Горького (сейчас Нижний Новгород). В их честь устраивались митинги, проводились приемы, встречи с коллективами заводов, колхозов, воинских частей.
После Астрахани туркменским смельчакам предстояло пройти 3325-километровый путь по трем русским рекам. Учитывая, что никто из туркменских рыбаков раньше по рекам не ходил, таймунщики опасались встречи с Волгой, так как не могли прогнозировать, какой окажется скорость при гребле против встречного течения. Первый же ходовой день развеял сомнения – средняя скорость составила более 4,5 километра в час. В дальнейшем она даже стала несколько выше. А когда усиливался попутный ветер, рыбаки поднимали небольшие паруса. Бывало, что при попутном ветре проходили в день до 93 километров.
Возле нынешнего Волгограда таймунщиков встретил баркас с оркестром, а на пристани – вновь митинг. Туркменским рыбакам показали гордость города – тракторный завод и здание Дворца пионеров.
3 августа был взят курс на Саратов, куда отряд прибыл через неделю. Рыбаки осмотрели здесь судоверфи, посетили нефтеперегонный и комбайнерный заводы. В Куйбышеве – нынешней Самаре – побывали на авиационном празднике.
Втянувшись в греблю, таймунщики двигались все быстрее и быстрее. За бортом оставались десятки километров водных просторов Волги и Оки.
12 сентября их встречали в Горьком. Большое впечатление на отважных туркменских рыбаков произвел Горьковский автозавод. На только что сошедшей с конвейера очередной машине «М-1» – знаменитой «эмке» – старшина таймунщиков прокатился по всей территории огромного предприятия. «За этот переход я узнал больше, чем за всю жизнь», – сказал он в интервью журналистам. И это действительно было так, ведь никто из туркменских рыбаков никогда не был за пределами прикаспийской части Туркмении. Увиденное в России их просто поразило.
На реках пришлось расстаться с каспийским морским баркасом, который не мог идти дальше из-за своей глубокой осадки. Его сменил пароход «Энергетик».
Рыбаки следовали строгому расписанию: подъем в пять утра, завтрак и в шесть часов – в путь. Дорогой делали короткие остановки на прием пищи. В восемь часов – ужин и отдых. По вечерам на сопровождающем судне шла своя жизнь. Изучали разговорный русский язык, на котором к завершению перехода все говорили неплохо. Читали газеты, обсуждали новости. Когда стояли на мысе Меловом, затеяли туркменскую борьбу на поясах. Один из таймунщиков Байджан Атаев отличался поэтическим и певческим даром. По вечерам вокруг него собирались все участники похода. Бахши (певец-сказитель) пел им свои песни о том, что они видели в течение прошедшего дня.
В крупных городах команда с удовольствием посещала кинотеатры, что в то время было особенным развлечением. Посмотрели картины с участием Чарли Чаплина. В Казани специально для них по радио передавали концерт татарской народной музыки.
По пути регулярно проводились медицинские осмотры, последний был в Рязани. По заключению медиков, состояние здоровья рыбаков не вызывало опасений, они даже прибавляли в весе. Но и без потерь не обошлось, во время перехода 27-летний таймунщик Махтумкули Язгулыев простудился. Несмотря на высокую температуру, он никак не хотел покидать таймун. 16 августа его положили в больницу в городе Вольске, но было уже поздно. Все усилия врачей оказались безрезультатными.
А природа продолжала испытывать смельчаков. Уже на подступах к Москве начались затяжные дожди, а затем повалил и мокрый снег, внезапно сильно похолодало. Но таймунщики не сдавались, еще с большей энергией налегали на весла. Все телеграммы с борта «Энергетика» теперь кончались фразой: «До Москвы осталось столько-то километров».
Шестого октября в 17 часов 10 минут на празднично украшенной водной станции Центрального парка культуры и отдыха имени Горького состоялась торжественная встреча отважных туркменских рыбаков, завершивших беспримерный переход на таймунах от Красноводска до Москвы, куда они прибыли на восемь дней раньше запланированного срока.
По такому случаю таймунщики надели праздничные туркменские наряды – полосатые доны (халаты) и папахи и, строго следуя друг за другом, точно соблюдая между собой дистанцию, красиво и свободно под белыми парусами подошли к причалу. Их сопровождал почетный эскорт гребных спортивных лодок и парусников.
Несмотря на ненастную погоду, встречать туркменских героев пришли более десяти тысяч москвичей. Под звуки оркестра и аплодисменты встречающих девять таймунщиков сошли на берег и прошли к трибуне мимо почетного караула физкультурников, выстроившихся с веслами в руках. Командир перехода рапортовал о благополучном его окончании с опережением графика на восемь дней. После митинга участники похода дружно пошли на Красную площадь. И это было, пожалуй, одним из незабываемых впечатлений от их пребывания в Москве.
Так закончился небывалый трехмесячный поход. За кормой туркменских лодок осталось 4650 километров морских и речных просторов. Центральные газеты пестрели портретами туркменских рыбаков, с успешным завершением похода их поздравляли герои страны.
«Сегодня мы встречаем победителей водной стихии. С бесстрашием и мужеством они совершили тяжелый переход по морю и трем рекам на челноках. Слава туркменским рыбакам! Радуют ваши отвага и завидное самообладание», – писали газеты. Свои поздравления туркменским рыбакам адресовали первые Герои Советского Союза, летчики – участники экспедиции по спасению парохода «Челюскин» Маврикий Слепнев, Николай Каманин, Анатолий Ляпидевский.
«Диву даешься, когда узнаешь, что девять рядовых рыбаков совершили столь грандиозный переход. Их блестящая победа воодушевляет нас, летчиков», – писал в газету летчик-герой Владимир Коккинаки. Отважным рыбакам солнечной Туркмении горячий привет посылали герои страны Валерий Чкалов, Георгий Байдуков, Александр Беляков, отмечавшие, что своим походом они продемонстрировали неисчерпаемую энергию, энтузиазм и настойчивость. За смелость и бесстрашие всех участников перехода наградиди орденами «Знак Почета».
Сегодня сведения об этой яркой странице из истории туркменского народа бережно хранятся в Государственном музее Государственного культурного центра Туркменистана и в Краеведческом музее города Туркменбаши. Героический переход стал примером мужества для многих поколений, он имел и имеет большое спортивное и патриотическое значение. И потому не случайно фотоматериалы о туркменских таймунщиках вошли в 2017 году в большую экспозицию, подготовленную Государственным музеем Туркменистана к проводимому в Ашхабаде масштабному спортивному празднику – V Азиатским играм в закрытых помещениях и по боевым искусствам как пример отваги и подлинного героизма туркмен.

Марал КАДЖАРОВА


©Международный журнал "Туркменистан", 2005