2019  N5-6(170-171)
КУЛЬТУРА
НЕГАСИМЫЙ СВЕТ ДУШИ
«Джан» (в переводе с туркменского языка – душа) – название спектакля, открывшего театральному миру и широкой зрительской аудитории на рубеже 80–90-х годов XX века имя молодого туркменского режиссера Какаджана Аширова.
Именно с этой знаковой постановки началась история экспериментального театра с одноименным названием «Джан», явившего новую страницу в развитии туркменского сценического искусства и национальной театральной школы. А в слове «джан» было точно заложено творческое устремление создателя нового театра – художественное и философское исследование души, стремление облагородить ее.
Сегодня руководителя Главного драматического театра Туркменистана знают как успешного режиссера далеко за пределами Туркменистана, по его сценариям ставятся спектакли, а каждая новая работа возглавляемого им коллектива – яркое событие в культурной жизни туркменской столицы.
В активе народного артиста Туркменистана, лауреата Международной премии имени Махтумкули Какаджана Аширова десятки успешно сыгранных театральных и киноролей, сценарных и режиссерских работ, опыт административного руководства. Но неизменными во всем, чем бы он ни занимался, остаются искренность и желание посредством искусства сделать мир чище и лучше.
Какаджана Аширова можно назвать приверженцем классической театральной школы, где сцена по-гоголевски воспринимается как кафедра, «с которой можно многое сказать миру добра», а каждый спектакль обращает зрителя к вечным непреходящим ценностям, непременно оставляя надежду на лучшее.
Насколько бы ни было драматичным действие спектакля, говорит Какаджан Аширов, у него непременно должен быть оптимистичный финал. Театральное действо – живой процесс, живая связь между артистами и зрителями, и оно должно быть понятным без перевода. Жизнеутверждающее завершение спектакля оставляет зрителям надежду на лучшее, в финале непременно должна «гореть свеча».
Безусловно, это убеждение сложилось во многом благодаря наставникам, прежде всего преподавателям старейшего российского вуза – Театрального училища имени Щепкина в Москве, где Какаджан постигал основы актерского мастерства. А любовь к театру зародилась еще в юности на сцене дома культуры в Марыйском велаяте (области), где он участвовал в самодеятельных представлениях. В село, которое, к слову, сегодня носит название «Медениет» («Культура»), нередко приезжали столичные артисты и музыканты, юноша расспрашивал их, как можно стать артистом. «Почему-то они говорили, что для этого обязательно надо ехать в Москву». Но решение осуществить мечту пришло не сразу, и в определенной степени, как это часто бывает в театральной среде, было связано с судьбоносным случаем.
Приятель попросил «поболеть» за него на пробах в театральный московский вуз, которые проходили в Ашхабаде в Министерстве культуры. Желающих было немало, кастинг проводили московские педагоги. Так как документы можно было подавать уже после отбора, Какаджан также решил испытать свои силы. На суд комиссии представил знакомое по школьной программе стихотворение, спонтанно придумал оригинальный этюд и с присущим ему юмором выполнил специальное задание. «Не знаю, в чем я был наиболее убедительным, но меня взяли в театральное училище имени Щепкина», – вспоминает режиссер.
В Москве он не только постигал азы кино- и театрального искусства, но и открывал совершенно новый для себя творческий мир. Москва познакомила, подружила и на долгие годы соединила его с талантливой однокурсницей, в отличие от него уже имевшей к тому времени опыт съемок в кинофильме Алты Карлиева «Махтумкули» и работы в театре. Гульнабат стала любимой женой, неизменной музой, героиней его многочисленных спектаклей, а главное – верным соратником и другом на долгие годы. И сегодня народная артистка Туркменистана Гульнабат Аширова, известная своими яркими киноролями и театральными работами, не остается в тени знаменитого мужа, но в то же время создает все условия для его профессионального роста.
К моменту окончания «Щепки» семья Ашировых увеличилась вдвое – родились дочери. В этот же период начала складываться и кинокарьера Какаджана. Учебная практика проходила в Ашхабаде. В роли Хлестакова – главного героя комедии Гоголя «Ревизор» – на сцене ашхабадского Театра юного зрителя его увидел Алты Карлиев – фигура номер один в туркменском кино- и театральном искусстве. В то время он был художественным руководителем киностудии «Туркменфильм» и пригласил молодого актера сниматься в киноленте «Мой друг Мелекуш» (1972).
Так было положено начало фильмографии Какаджана Аширова, в которой значатся роли в кинолентах 1980-х годов «Ничего не случилось», «Волшебная книга Мурада», «Бешеная», эпизод в «Земле Санникова». Но карьера киногероя не прельщала Какаджана, ему хотелось самому стоять у «штурвала корабля». Режиссерским дебютом стала дипломная работа «Укрощение строптивой» по пьесе Уильяма Шекспира. Спектакль на туркменском языке был показан на сцене нового МХАТа и привлек внимание зрителей. Во время учебы в Щепкинском училище начинающий актер также пробовал себя в качестве переводчика и сценариста.
Важным этапом в постижении режиссерского мастерства Аширов считает период двухгодичной стажировки в Московском академическом театре имени Владимира Маяковского. Главный режиссер театра Андрей Александрович Гончаров был очень строг к стажерам, не каждый из них был удостоен внимания мэтра театрального искусства. Но Какаджан был одержим мечтой стать режиссером, а потому усердно выполнял все задания мастера, доказывая, что способен на многое. Это именно там, на знаменитой сцене одного из старейших драматических театров Москвы, он усвоил закон «горящей в финале свечи» и уроки свежей трактовки классических пьес и их героев.
Жизнь и творческая судьба Какаджана Аширова отмечены яркими взлетами и непростыми испытаниями. Но негасимый огонь души и огромный талант помогают ему преодолевать любые препятствия, а повороты судьбы дарили и дарят встречи с удивительными людьми, открывая новые возможности для творчества.
Первым таким ярким взлетом стало создание в 1988 году экспериментального театра «Джан», хотя до этого Аширов уже успешно служил в Туркменском академическом театре имени Молланепеса, был приглашен главным режиссером в ашхабадский ТЮЗ, одновременно работал как актер, поставил на разных сценах несколько ярких спектаклей, таких, как «Доходное место» Александра Островского, «Драматическая песня» Бориса Равенских и Михаила Анчарова, «Укрощение строптивой» Шекспира, «Ящерица» Александра Володина… Последний спектакль стал лауреатом Молодежного театрального фестиваля в Тбилиси в 1987 году.
Но Какаджан Аширов был увлечен идеей создать что-то совершенно новое, оригинальное. Молодой задор, уверенность в себе и своих силах, умение увидеть и повести за собой талантливых артистов сыграли решающую роль в создании Туркменского экспериментального молодежного театра-студии «Джан», художественным руководителем и главным режиссером которого Аширов был вплоть до 1999 года.
Начинали в буквальном смысле на пустом месте. У театра не было своей сцены, играли на разных сценических площадках – в Туркменском академическом театре имени Молланепеса, в ТЮЗе, а репетировали вечерами в зале Дома учителя. Скамейка, в расположенном в одном из старых ашхабадских скверов, стала «кабинетом директора», где проходили встречи с артистами, читки, решались серьезные вопросы. Все были настолько увлечены новыми возможностями, что самостоятельно обходились без гримеров и костюмеров, сообща решали вопросы музыкального и художественного оформления спектаклей. Именно такой творческий союз и позволил создать спектакль «Джан», достойный одноименного произведения Андрея Платонова, еще задолго до постановки потрясшего туркменского режиссера своей философской многоплановостью и положенной в основу произведения идеей возрождения народа. Особый эффект придавали спектаклю «говорящие» живые картины, символика образов.
В театре надо говорить о вечном, доводить содержание пьесы до символа – в этом плане мифы, легенды и притчи особенно благодатный материал, считает режиссер Аширов. Интерпретация философской притчи Андрея Платонова оказалась настолько удачной, что стала подлинным триумфом создателя спектакля, о котором заговорили как о «родоначальнике режиссерской эпохи туркменской сцены». Критики писали, что в современном театре появился талантливый художник, тяготеющий к философскому осмыслению действительности и одновременно к подлинной театральности, смело черпающий из фольклорных источников, но не гнушающийся и многовекового опыта мирового профессионального театра. Спектакль «Джан», лишенный идеологического фанатизма, приглашает зрителей к откровенному, неплакатному, задушевному разговору, отмечал Чингиз Айтматов.
На театр «Джан», демонстрирующий новые творческие перспективы, обрушился фестивальный дождь. Киргизия, Узбекистан, Москва, Канада, Турция, Финляндия... И везде неизменный успех, призы, международное признание. Спектакль по повести Андрея Платонова был удостоен в 1991 году Государственной премии СССР. Следующая постановка театра – «Дэли Домрул» – принесла ее создателям Международную премию имени Махтумкули. За всю историю туркменский театр не был удостоен стольких наград! Бережно хранятся в семье Ашировых многочисленные статьи, рецензии и высказывания знаменитых людей о постановках того времени.
Из «Джана» вышло зрелое поколение талантливых туркменских артистов. За десятилетие был создан ряд ярких спектаклей, и каждая работа отличалась полетом режиссерской мысли и талантливым сценическим воплощением. В числе таковых – «Женщина-дьявол» по новелле Проспера Мериме, философская притча «Дэли Домрул», а также «Апат» и «Игры огузов», созданные по народному туркменскому эпосу «Горкут ата», новая интерпретация «Ящерицы», спектакль «Если полюбишь меня» по произведению туркменского прозаика Агахана Дурдыева, музыкальное шоу для детей «Дядя Аман»... Ряд пьес был написан самим Какаджаном Ашировым специально для театра «Джан».
При выборе репертуара режиссер останавливал внимание на сюжетах, позволяющих показать неиссякаемую потребность человека в любви и доброте, прикоснуться к тайнам человеческого сознания, трагическим и лирическим сторонам бытия.
Эта особенность творчества Какаджана Аширова была отмечена Чингизом Айтматовым. Писатель специально прилетел в Бишкек на один из премьерных показов спектакля «Белое облако Чингизхана», поставленного туркменским режиссером в 2007 году в Киргизском национальном академическом театре драмы. Айтматов до глубины души был тронут оригинальным и проникновенным прочтением его произведения. Спектакль был удостоен международной премии Чингиза Айтматова и послужил замечательным поводом для знакомства и дружбы гениального писателя и талантливого туркменского режиссера.
В последние годы режиссерский талант Какаджана Аширова востребован при организации праздничных шоу и масштабных массовых мероприятий, в числе которых яркие представления, состоявшиеся в Ашхабаде по случаю церемоний торжественного открытия и закрытия спортивного форума – Азиады-2017.
Но театр остается главным призванием. Сегодня на сцене Главного драматического театра с большим успехом идет спектакль «Довлет гуши» по книге Президента Туркменистана. Постановка полна символических образов, знаковых деталей и ассоциативных отсылок, помогающих передать богатое эпическое содержание романа, заключенные в нем трогательные и трепетные чувства. В числе премьерных аншлаговых спектаклей 2019 года – новая интерпретация пьесы Александра Володина «Ящерица», отличающаяся тонким юмором постановка «Предложение» по пьесам Антона Чехова, спектакль «Эфенди, или Веселый сосед» о Ходже Насреддине, в котором драматург и постановщик Какаджан Аширов органично сочетает европейскую режиссуру с восточной духовной традицией.
Сам Какаджан Аширович считает своими кумирами в режиссуре, помимо основоположников русской театральной школы, английского режиссера Питера Брука, получившего широкую известность благодаря новаторским постановкам классических пьес и театральным экспериментам, а также итальянца Джорджио Стрелера, основателя и руководителя миланского «Пикколо-театра».
Сегодня туркменский режиссер полон творческих планов. В век телевидения и цифровых технологий совсем не просто привлечь зрителя в театр и при этом не опуститься до бытовых пьес, которые хороши для сериалов. «Нам есть чем удивить зрителя в открывающемся новом театральном сезоне», – обещает Какаджан Аширов.
А театральный сезон 2019 года главный драмтеатр страны завершил ярким музыкальным спектаклем «Звуки дутара», поставленным по мотивам книги Президента Гурбангулы Бердымухамедова «Музыка мира, музыка дружбы и братства» и повести Нурмурата Сарыханова «Шукур-бахши». Драматург, народный писатель Туркменистана Говшутгельды Данатаров и режиссер Какаджан Аширов представили новое прочтение пронзительной истории о силе искусства. Премьерный показ постановки был приурочен к проведению в Ашхабаде XIV форума творческой и научной интеллигенции государств – участников СНГ. В великолепном театральном зале собрались представители разных стран. Спектакль шел на туркменском языке, но это был именно тот режиссерский духовный посыл, который не требовал перевода. Восхищение зрителей вызвала игра артистов, сценография, музыкальное оформление сценического действа, доминантой которого стали мелодии выдающегося туркменского композитора Нуры Халмамедова, подчеркнувшие колоритное звучание дутара.
И в финале эпического повествования – все тот же негасимый огонь души – огонь любви к искусству, людям, жизни, который делает творчество Какаджана Аширова современным и востребованным разными поколениями зрителей.

Марал КАДЖАРОВА