2019  N3-4(168-169)
ИСКУССТВО
ПОЛИФОНИЯ ОБРАЗОВ И ТАЛАНТ ТРУДА
Поводом для новой встречи с народным художником Туркменистана скульптором Сарагтом Бабаевым послужила персональная выставка, прошедшая в феврале в ашхабадской галерее Союза художников и отразившая важные этапы творческого пути Мастера, чьи монументальные композиции стали своеобразной визитной карточкой Туркменистана.
Экспозицию, объединившую свыше трехсот работ разных лет, стилей и жанров, с полным на то основанием можно назвать отчетным мероприятием. И не только потому, что она посвящалась 70-летнему юбилею художника. Держать экзамен перед людьми – жизненная и творческая позиция Сарагта Бабаева. Не случайно поздравить скульптора, полюбоваться его известными работами, увидеть новые пришли не только друзья, коллеги и многочисленные ученики, но и самые разные люди – поклонники его яркого и самобытного таланта. А за время проведения вернисажа его посетили более тысячи человек.
Мастеру всегда было важно, что скажут, что подумают о нем люди. И так было с юности, с того времени, когда паренек из сельской глубинки стал ощущать желание достичь совершенства во всем, за что бы он ни брался. Такой вывод я делаю из беседы с художником, которая проходит в его мастерской среди работ, каждая из которых часть биографии и интересной судьбы.
Глядя на Сарагта, энергичного, с неувядающим блеском живых и проницательных глаз под черными густыми бровями, наблюдая за движением его сильных, выразительных рук и тонких музыкальных пальцев, убеждаюсь, что для личности, увлеченной своим делом, возраст лишь повод для воспоминаний. А их хватило бы не на одну жизнь. В памяти художника события и люди, благодаря которым сложилось его мировосприятие и оригинальный творческий почерк.
После окончания службы в армии Сарагт вернулся к давней мечте – поступлению в ашхабадское художественное училище. После занятий на скульптурном отделении Туркменского государственного художественного училища еще по шесть часов он работал в подвальной мастерской, лепил и ваял, не сомневаясь, что труд, к которому приучен с детства, поможет стать лучшим и покорить следующую ступень – Московский государственный художественный институт имени В.И. Сурикова.
Конкурс в Суриковский был огромен. Квот не было, поступал на общих основаниях. Даже сдать документы удалось не всем. Но труд Сарагта был оценен. Набрав 28 баллов в творческих испытаниях, он стал вторым в списке претендентов. А впереди еще был диктант по русскому языку, где шансов практически не было. По совету старших друзей будущий скульптор отважно направился в приемную Министерства культуры. Парень «из сердца туркменских Каракумов», так он себя представил, был принят самой Екатериной Алексеевной Фурцевой. Бесконечно был рад тому, что женщина в ранге министра культуры, прикусив губу, видимо, чтобы не рассмеяться, сказала, что он поспешил. «Двойку тебе еще не поставили, а вот как поставят, так и приходи».
Заручившись такой поддержкой, юноша прямо по перилам спустился со второго этажа в самом оптимистичном расположении духа. И действительно, тройка по русскому не помешала быть зачисленным. Среди первокурсников он был самым старшим и опытным, а потому считал, что нет у него времени размениваться на пустяки. Студенческие развлечения не прельщали, даже на двери своей комнаты в общежитии он прикрепил листок с надписью: «Прежде чем войти, подумайте, нужны ли вы здесь».
Вспоминая о личностях, оставивших глубокий след в его профессиональном становлении, Сарагт с большим почтением говорит о своем учителе – выдающемся скульпторе-монументалисте, народном художнике СССР Михаиле Федоровиче Бабурине. Мастеру было около семидесяти лет, в молодом трудолюбивом туркменском художнике опытный педагог увидел перспективного последователя, с которым хотел продолжить совместную работу. Школа Бабурина – мощная основа, на которую ложился приобретаемый с годами опыт и из которой выкристаллизовывался свой почерк, свой оригинальный стиль монументальной скульптуры.
В творческом арсенале художника – станковая, монументальная, декоративная скульптура. Мастеру свойственно богатство пластических трактовок, тонкое чувство пространства и дух экспериментаторства. Уже в ранних его произведениях ощутимо тяготение к строгой гармонии пластических форм и философский подтекст, позволяющий создавать многослойные образы, заставляющие людей не только прочитывать заложенные в них мысли художника, но и привносить в их понимание свое видение. Одним словом, думать.
Художественный мир Сарагта Бабаева при всей своей реалистической достоверности необычайно поэтичен и лиричен. Тема искусства – одна из главных в творчестве туркменского скульптора. В галерее образов – поэты и писатели, музыканты и композиторы, бахши, коллеги-художники, кинорежиссеры, артисты. Достаточно напомнить о портретах и оригинальных композициях, посвященных поэтам-классикам и его выдающимся современникам – Нуры Халмамедову, Гурбанназару Эзизову, знаменитым бахши-музыкантам – Сахи Джепбарову, Оразгельды Ильясову, Довлетгельды Окдирову. Только за один 2007 год им были созданы портреты Изата Клычева, Джума Джумадурды, Чары Амангельдыева, Бабасары Аннамурадова, каждый из которых представляет сложную и живую характеристику многогранной личности, передает в пластике движение мысли и душевные порывы художников.
Среди самых дорогих сердцу работ, принесших настоящее признание, Сарагт Бабаев называет памятник Алты Карлиеву, который долгие годы находился на киностудии «Туркменфильм». В процессе работы над ним, вспоминает скульптор, я изучал архивные фотографии, которые предоставил сын режиссера Мурад, но окончательно образ сложился после просмотра кинопроб к фильму «Тайны мукама». Увиденный в работе Карлиев предстал в образе волевого, энергичного и одновременно романтичного человека.
Критики не раз отмечали присущую скульптурному стилю художника черту – романтизм. В его работах при всей их реалистической конкретности отчетливо звучат размышления об общечеловеческих идеалах. Безусловно, произведения отражают характер их автора – оптимиста, миротворца и романтика. Не случайно в числе любимых скульптор называет композицию, посвященную легендарному герою Героглы в Дашогузе, монумент в честь прославленного скакуна Янардага – официального символа страны, изображенного на Государственном гербе Туркменистана, и скульптуру певца любви и красоты Гараджаоглана. В этих творениях особо ощутимы извечные основы бытия, красота и гармония.
Даже величественный образ полководца и правителя Огузхана в фонтанном комплексе «Огузхан и сыновья» – одна из ярких работ знаменитого автора – создан художником безоружным. Он символически подчеркивает мысль, что мощь и сила заключаются не в оружии. Художник видит и показывает духовное богатство героя, стойкость, благородство, преданность Отечеству. Эта монументальная композиция, расположенная на въезде в международный аэропорт Ашхабада, – первая достопримечательность, с которой знакомятся гости туркменской столицы.
Среди героев Сарагта Бабаева – исторические личности, полководцы и правители разных эпох, политические деятели современности, ученые, люди, прославившиеся своим трудом. Несколько изваяний, посредством которых Бабаев совместно со своими коллегами увековечил образы великих героев туркменской истории, установлены в Парке Независимости. Памятники выдающимся деятелям науки и культуры – в сквере «Ылхам» («Вдохновение»).
В 2015 году художником создан монумент «Аркадаг», запечатлевший образ Президента Гурбангулы Бердымухамедова, восседающего на ахалтекинском скакуне, символизирующий единство туркменского народа и национального лидера. Образ передан эмоционально выразительно и пронизан патриотическими чувствами.
Один из постоянных образов, проходящий через все творчество, – туркменский поэт-мыслитель Махтумкули Фраги. Памятники великому Фраги работы Сарагта Бабаева украшают не только города и села Туркменистана. Скульптуры классика туркменской литературы установлены в Ставрополе, Астрахани, Анкаре. И сегодня в мастерской немало воплощений этого образа в малых и крупных формах, в различных материалах.
Примечательно, что именно Сарагту Бабаеву было доверено создание масштабного памятника великому поэту в Ашхабаде, который планируется установить в южной части столицы, на естественной возвышенности, расположенной недалеко от Тропы здоровья. Высота монумента составит 60 метров, диаметр площади внутри памятника – 24 метра. По замыслу автора, в монументальном образе Махтумкули будет воплощено величие гуманиста. Подходами к созданию этого монументального творения явился скульптурный образ Махтумкули, высота которого девять с половиной метров.
Не оставляет Сарагт Бабаев и наставническую деятельность, преподает в специальной художественной школе при Государственной академии художеств Туркменистана, его мастерская – настоящая «кузница» талантов, всегда полна учеников, которые занимаются лепкой, а иногда помогают наставнику ваять шедевры.
Скульптурные образы Мастера украшают экспозиции не только туркменских, но и многих зарубежных музеев и частных коллекций. В Государственной Третьяковской галерее экспонируются работа «Памяти бахши Оразгельды Ильясова» и бронзовая композиция «Воспоминания матери». «Портрет матери» – в Российской академии художеств, а копии этой ставшей хрестоматийной работы – в Турции и Австрии. В Российской академии художеств также находятся «Красильщица» – его дипломная работа и выполненная по заказу вуза «Ковровщица».
У Сарагта Бабаева много регалий и заслуженных наград. Народному художнику Туркменистана, дважды лауреату Международной премии имени Махтумкули 1 января 2018 года указом Президента Туркменистана присвоено звание «Почетный старейшина народа».
«Все это, конечно, приятно, почетно, но почивать на лаврах, не мое, – говорит Мастер. – Я оптимист и всегда живу планами, боюсь только одного – не успеть. А вдохновляет на труд, на творчество красота, она есть во всем, главное – ее видеть».

Марал КАДЖАРОВА