2019  N1-2(166-167)
ИСКУССТВО
ПОЭТИКА ОБРАЗА РОДИНЫ
Замечательный мастер туркменской живописи Мамед Мамедов (1938–1985 гг.) – художник цельный и мудрый, лирик и романтик. За свою короткую жизнь он прошел славный творческий путь. Созданные им живописные и графические произведения живо воскрешают в памяти события истории туркменского изобразительного искусства периода 1960–1980-х годов. Эти годы стали временем становления ярких творческих индивидуальностей в туркменской живописи. Имя Мамеда Мамедова заняло с тех пор достойное место в ряду самых выдающихся туркменских художников. По прошествии лет с каждым разом все интереснее видеть и по-новому чувствовать и оценивать его произведения, ставшие классикой туркменского изобразительного искусства.
Художественный мир Мамеда Мамедова не только реалистично достоверен, но еще и необычайно поэтичен. Художник мастерски использует все возможности рисунка в построении формы, выражении характера, передаче движения. Интерес художника к психологическому раскрытию образа, к символическому его звучанию, да и просто интерес к повествованию, начинается с рисунка как основы всякого изображения. Художник также уделяет много внимания проблеме решения пространственных задач, не забывая о важности ритмического содержания своих произведений. Сочетание строгости с динамикой определяет выразительность поэтики художника. Даже в изображении статичных ситуаций и мотивов в его произведениях всегда присутствует динамичный ритм.
Изначально художник с беззаветной увлеченностью писал с натуры, работа над портретом или пейзажем доставляла ему большую радость. Этюды, исполненные с любовью, большей частью имеют законченный, картинный характер. Он много работал над портретами людей из народа, искал нужные ему типажи. В процессе работы над традиционным портретом живописец верен классической функции жанра – всестороннему раскрытию характера, индивидуальной неповторимости личности. Такие профессионально зрелые, психологически точные этюды имеют прежде всего документальное значение.
Художник также писал природу, где изображал пески и небо, растворившие в себе неяркий свет знойного дня, поселки и дороги среди бархана («Пески в Каракумах», «Песчаные барханы»,1963; «Каракумы», 1971; «Канал Каракум-река около Ашхабада», 1982). Он любил динамичные структуры песчаных холмов пустыни, движение их масс и создаваемые ими изменчивые градации цвета. В будущем пески выступят в сюжетных произведениях художника полноправным героем не только как характерный географический признак, но и как символ Родины – Туркменистана.
Работы художника захватывают силой и тонкостью чувства. В своих этюдах он передает множество как бы на лету схваченных, беглых, но метких наблюдений. Острота видения художника вызывает ответный поток переживаний и столь же живо воздействует на зрителя. Естественно, что за этим – огромный запас набросков, свидетельствующих о впечатлительности художника.
Его наброски уже таят в себе зерно художественного образа, но Мамед Мамедов почти никогда не реализует его простым повторением этих набросков-этюдов. Они служат лишь «путеводителями», стимулирующими и подсказывающими ход образного мышления. А само произведение выстраивается по памяти и воображению, в котором сливается зоркость с острой эмоциональностью.
Именно этими качествами отмечены лучшие полотна Мамеда Мамедова, представленные на персональной выставке его произведений, прошедшей под девизом «От замысла к воплощению» и приуроченной к 80-летию со дня рождения художника. Выставка, прошедшая в Национальном музее изобразительных искусств туркменской столицы, стала явлением большой общественной значимости. Она представила редкую возможность заглянуть в творческую лабораторию мастера-реалиста.
Произведениям Мамеда Мамедова присуща монументальность, характерная стилю расцвета соцреализма в живописи прошлого столетия. Уже в ранних его произведениях были очевидны тенденции поисков глубокого психологического обобщения, строгой гармонии пластических форм, а также лаконичного силуэта, которые можно проследить в произведениях «Портрет целинника – тракториста», 1963; «Портрет композитора Нуры Халмамедова», 1966; «Моление о воде», 1967; «Горе», 1969.
Силуэт и его очертания у Мамеда Мамедова это – пятно, в его наиболее «чистом» виде. Цветовое пятно, с его пространственными, формообразующими, декоративными функциями, с его эмоциональной силой воздействия, является одним из основополагающих выразительных элементов его живописи. Четким, иногда даже трепетно-легким, но всегда острохарактерным, силуэт выступает в его живописи, а также в графике то как плоскость, то как глубина, либо как нейтральный фон или активный цвет. Особенно выразителен вновь и вновь возникающий в разных работах и различных контекстах силуэт человека, трудящегося, крепко стоящего на ногах, который с большим энтузиазмом принимается за строительство каналов и морей («Море будет», 1975), за освоение пустынных земель («В центральных Каракумах. Ботаники», 1968; «Возрождение древней земли», 1981). Такие картины мастера активно захватывают мощной романтикой образов.
Повышенный интерес к широкому кругу народных тем и сюжетов, обращение к национально-этнографическим мотивам – костюмам, узорам, краскам – последовательно ведут художника к живописи изысканной, большой внутренней культуры. Совершенно иные, тончайшие очертания силуэта, а также иная психологическая тональность разработаны Мамедом Мамедовым во многих произведениях, в которых присутствуют лирическое раздумье, поэтическое проникновение. Такие сюжетные картины, как «Той», 1971; «Напутствие», 1980, убеждают в том, что живопись Мамедова обретает свежесть, непредвзятость и глубину индивидуального видения и как бы говорят об извечных основах бытия, красоты, силы, гармонии человека с родной природой.
Идя по пути совершенствования, отказываясь от известного монументализма своих работ, от графичности изобразительного языка, художник приближается к живописному звучанию колорита. По композиционно-пластической сути произведения живописца навеяны отголосками восточных миниатюр. В произведениях художника наблюдается переход от сдержанной тонкости живописи к более ярким, сочным цветовым решениям.
Само собой разумеется, он не забывает о людях, об их обычаях, их быте. Сознание возможности отразить в живописи весь этот обширный и разнообразный реальный мир переполняет Мамеда Мамедова восторгом и гордостью, внушает ему самое высокое представление о призвании живописца. Мамеду Мамедову всегда импонировали образы сильные, события героические, даже трагические, острые ситуации, в которых характер человека, его душевные качества выявляются с особой силой и полнотой.
Герои Мамедова далеки от повседневности. Художник ищет в душах людей способность к подвигу, видит и показывает духовное богатство, стойкость, благородство, преданность идее. Вот почему работы Мамеда Мамедова обладают неповторимой выразительностью. Ключевой чертой в творчестве Мамеда Мамедова является память художника, его ощущение образа. Творчески воспроизводимое художником ощущение события всегда шире и глубже сюжетного содержания жанровых сцен – проводов на фронт или счастливого празднования Дня Победы («Весна 1945 года», 1984; «Победа. Весна 1945 года», 1985). Образ военных лет как человеческой разлуки, ожидания и надежды возвращает художника в мир его детства, и этот образ достоверен и точен. В его картинах при всей их жизненной конкретности отчетливо звучат размышления о таких понятиях общечеловеческой значимости, как радость и горе, рождение и потеря, отцовское целомудрие, женское благородство и вдохновенный труд.
Художественно осваивать и образно утверждать красоту мира, видеть ее в людях, в их делах, в природе своего любимого туркменского края – вот с таким ясным взглядом художник смотрит на задачи искусства. Богатейшее наследие, оставленное Мамедом Мамедовым, вызывает ощущение, что еще многим исследователям предстоит радость глубокого изучения творчества мастера, внесшего новое дыхание в искусство туркменской живописи.

Алтынджемал БАЙЛЫЕВА