2018  N7-8(160-161)
ТРАДИЦИИ
НАРОДНОЕ НАСЛЕДИЕ: ГЛУБОКИЕ КОРНИ
Туркмены и их предки освоили и одухотворили пространство одной из величайших пустынь мира – Каракумов. Каракумы занимают площадь 350 тысяч квадратных километров, то есть большую часть всей территории страны. Каракумы тянутся от предгорных равнин Копетдага на юге до Хорезмской низменности на севере и от долины Амударьи на востоке до старого русла Узбоя на западе. Только с востока и юга пустыню окаймляют плодородные оазисы подгорной полосы хребта Копетдаг и речных долин Амударьи, Мургаба и Теджена.
Жизнь туркмен из века в век протекала в знойной пустыне, расположенных на разной высоте долинах, ущельях, на склонах горных массивов. Ландшафт Туркменистана бесконечно разнообразен. Знойно-влажные субтропики, величественные горные панорамы, грохочущие реки и водопады, лесные предгорные массивы, синева чистейших озер в каменных оправах. Просторы Каракумов кажутся почти безграничными... И все это Туркменистан, со своей эпической красотой, загадочностью и труднодоступностью, издавна притягивающий исследователей, путешественников, художников и туристов.
Туркменский народ, чья история уходит истоками в глубь тысячелетий, является наследником и преемником культур многих этносов, населявших эту огромную территорию. Здесь возникали и рушились кочевнические и земледельческие цивилизации, смешивались, взаимно обогащая друг друга, различные культуры, религии, политические влияния. Через территорию современного Туркменистана в древности проходил Великий Шелковый путь – мост связи культур и торговых интересов Китая и Рима, Индии и Африки, арабов и Европы, история которого сегодня так занимает востоковедов всего мира.
Памятники древней и средневековой культуры Туркменистана ныне весьма широко представлены в коллекциях туркменских музеев. На протяжении многих веков предки туркмен сохраняли связи с тысячелетним периодом культурного развития, с заветами древних и средневековых текстов, перешедших в устные сокровищницы народной памяти. Туркменский народ создал мощный пласт народного устно-поэтического творчества, богатейший изобразительно-пластический фольклор с многообразными декоративно-прикладными формами.
Национальная культура, сформировавшаяся в относительно замкнутом пространстве, хотя и в условиях широких экономических и культурных связей, отличается стойкой этнической самобытностью, но при этом она достаточно тесно соприкасается с культурой других соседних народов. Туркмены жили в непосредственном и гармоническом контакте с природой, в едином с нею пространственно-временном ритме. От этого ритма зависели сезонные передвижения отар, земельные работы, весь жизненный процесс кочевников и земледельцев. Природа формировала не только быт, но и душевный склад народа, его нравственное отношение к миру, эстетический вкус.
Исключительное значение в системе традиционного фольклорного искусства принадлежит устно-поэтическому творчеству, венчаемому грандиозным героическим эпосом «Героглы», теперь включенным в список нематериальных памятников Всемирного культурного наследия человечества ЮНЕСКО и до сих пор необыкновенно популярным в народе, продолжающим жить и в первозданной форме, и в новых трансформациях. В образе Героглы отражены все те лучшие качества, которые всегда высоко ценились туркменским народом, – бесстрашие, воинское мастерство и доблесть, верность своему слову, верность славным обычаям предков, гостеприимство. Здесь же воспет и образ боевого коня, верного спутника отважного богатыря, слава коня совершенно равна славе Героглы, ровно половина мощи героя заключалась в его коне. Хотя сами певцы-сказители, как правило, были неграмотными, но, обладая исключительной памятью, они знали и исполняли огромное количество фольклорных и литературных произведений.
В создании, сохранении и популяризации национального эпоса исключительно велика роль туркменских бахши – певцов, музыкантов и сказителей. Бахши заучивали тексты наизусть, подвергали их своеобразной обработке и распространяли их в более широкой аудитории. Они знали и исполняли огромное количество фольклорных и литературных произведений. «Героглы» и другие туркменские дестаны несли в народ и «кыссачи» – грамотные чтецы, число которых было весьма незначительно. Эта эпопея, отразившая весь исторический путь туркмен с древнейших времен до позднейших этапов, бытовала в виде грандиозного песнопения, исполняемого одним мастером (дессанчы-бахши), который сочетал в себе дар поэта-импровизатора, певца и драматического артиста. Обладая исключительной памятью, они знали и исполняли огромное количество фольклорных и литературных произведений. Это единство поэзии, музыки и исполнительства достигало такого воздействия, что нередко рождало у слушателей видения битв, ураганов, землетрясений и т. д. О талантах знаменитых дессанчы-бахши ходили легенды.
Эпос «Героглы» – высшее, но не единственное творение поэтического фольклора туркмен, он как бы находился в окружении не менее десятка малых эпических поэм. Кроме того, в народе бытовал обширный пласт песен – лирических, трудовых, обрядовых, назидательных – различных сатирических и юмористических жанров, пословиц, поговорок и прочих малых форм словесной культуры.
Своеобразна музыкальная культура туркмен, отразившая образ жизни и особенности мироощущения, историю и психологию народа. Туркменский инструментальный и песенный фольклор отличаются импровизационной гибкостью, эпической повествовательностью, широким диапазоном интонационных и ритмических приемов. Туркменская музыка легко ассоциируется с конкретными образами. В ней видятся бескрайние пески, горные дали, степи, перекаты холмов, слышится гул сражений, топот копыт, грохот водопадов и горных рек, нежное журчание ручейков, голоса ветра, крики птиц. За сердце хватают протяжные, полные поэтической грусти лирические песни, полны артистического задора искрометные наигрыши на дутаре. Дутар и прежде, и теперь – самый любимый инструмент туркмен.
Мощный и наиболее канонизированный пласт туркменской традиционной культуры составляет высокоразвитое, богатое различными видами и формами декоративно-прикладное искусство, тесно связанное с народным бытом и зодчеством. При кочевом образе жизни у туркмен не было необходимости воздвигать стационарную архитектуру из долговечных строительных материалов. Исключения составляют возводимые уже в мусульманское время мечети и медресе, мемориальные и фортификационные сооружения. Материалом для них служили сырцовый и жженый кирпич, камень. Эта линия архитектуры связана с традициями развитых городских цивилизаций Средней Азии.
Основное достижение народного зодчества туркмен – это удобное, совершенное по конструктивно-функциональным качествам переносное жилище – «ак ой» – юрта, которая представляет собой самостоятельное, обусловленное спецификой уклада жизни туркменского народа звено в мировой архитектурной практике.
Туркменская юрта «ак ой» отличается куполообразной крышей, нарядностью внешнего вида и внутреннего убранства. Своей выверенной в веках формой и архитектоникой она поразительно вписывается в ланд-шафт. Юрта «ак ой» функционально приспособлена под жизненный ритм природы, легко меняет систему воздухообмена и освещения в зависимости от смены времен года, дня и ночи. В верхней части купола имеется специальное отверстие. Через него отводится дым от очага, поступает воздух. Летом отверстие не закрывается, и в теплые ночи сквозь него можно видеть звезды. В жару открывается и нижний ярус войлочного покрытия.
Процесс создания юрты довольно сложный и требует мастерства. Им в совершенстве владеют народные архитекторы – деревянных дел мастера. Каркас вертикальной и купольной частей туркменской юрты «ак ой» сооружается с применением старинных технологий. Собирается юрта без единого гвоздя. Когда каркас готов, начинается женский труд по утеплению и украшению жилища. Оно покрывается по форме выкроенным и сшитым войлоком со съемными частями, а интерьер ее заполняется необходимыми в быту предметами из войлока, шкур, кожи, шерсти, дерева.
Внутреннее убранство туркменской юрты – это стройный, гармоничный по сочетанию пользы и красоты ансамбль, богатый мир декоративно-прикладных форм и орнаментики, свидетельствующий о высоких художественных традициях народа. Здесь нет мебели в нашем привычном понимании. В юрте просторно (диаметр от 4 до 8 метров), и в то же время она заполнена удобными и красивыми вещами. Вошедшему в юрту гостю прежде всего бросится в глаза обилие основного красного цвета в разнообразных оттенках, а также эффект мягких, благородных фактур. Стены и пол юрты плотно закрыты слоями крупных и мелких ковровых изделий.
Особое внимание привлекает занимающее видное место панно «дуе-башлык» – свадебное украшение на верблюда. Сшитое из матерчатых ромбиков основное поле оформлено широкой, богато расшитой растительным орнаментом каймой. Такой предмет являлся оберегом и своеобразным «архивом» семьи. Сначала им украшали верблюда в свадебной процессии, затем его вешали на стене почетного места для гостей в юрте. После торжественного обряда сбривания волос с головы годовалого ребенка его первые волосы прикреплялись сюда. Член семьи, уходивший в дальнюю дорогу, оставлял здесь деталь своей одежды. Считалось, что это сохранит его в пути от бед и ненастий, даст всей семье здоровье, достаток и благополучие. Как композиционный центр в юрте издавна утвердилась выставка-склад постельных принадлежностей, ковров, циновок.
Проста и скульптурно выразительна кухонная утварь, большие деревянные миски, темные кожаные сосуды, предназначенные для масла и сиропов. Отдельное место в пространстве юрты занимает богато украшенный резьбой, металлом и другими видами декора сундук – хранилище семейных ценностей и реликвий. В строго определенных местах размещены чабанские и охотничьи доспехи, оружие, конское снаряжение. По стенам развешаны всевозможные красочно декорированные большие и малые ковровые мешки – «чувалы» и «торбы», столь необходимые в кочевом быту.
Весь этот житейский мир вещей народные мастера одухотворяли узорами, выработав сложную систему основных мотивов и выверенных в веках приемов декора, который, как правило, с большим тактом взаимодействует с предметной формой, не разрушая плоскостности или объемности предмета, но, напротив, выявляя и подчеркивая их.
В декоративном убранстве юрты доминирующее положение, конечно, занимают изделия из овечьей и верблюжьей шерсти – самого доступного в кочевых условиях материала, все свойства и тонкости которого народные художники использовали максимально. Кроме ковров туркмены широко использовали различные виды войлочных изделий. Самый распространенный вид постилочной кошмы – «гулли кече». Ее декор с плавным рисунком крупных и мелких орнаментальных форм делается путем введения окрашенной шерсти в одноцветный войлок (черный, белый, коричневый, серый, бежевый) и многочасового укатывания и трамбования. Изображение получается своеобразным – с мягко светящимися цветами – красным, синим, оранжевым, коричневым, которые взаимопроникают на стыках. Узоры спокойные, имеют композиционную схему с обязательной каймой и равномерным заполнением поля орнаментом.
Традиционна в туркменском искусстве вышивка. Ею украшали предметы интерьера юрты, одежду, головные уборы. Украшенный вышивкой туркменский национальный костюм сам по себе составляет целую область народной культуры. Старинные туркменские вышивки отличает благородство цветовых сочетаний, полученных органическими красителями, преобладание растительных форм орнамента (ветви, листья, цветы, плоды). В узоры вышивок вплетались иногда изображения живых существ – фигурки козлов, верблюдов, птиц, сцены перекочевок.
Туркмены владели и многими другими видами декоративно-прикладного искусства. Здесь были развиты традиции ворсового ковроделия, выделывалась и декорировалась тисненным или выдавленным узором кожа, резьбой по дереву украшались двери юрты, сундуки, седла и музыкальные инструменты.
Особая отрасль народного творчества – художественная обработка металла – насечка по серебру, штамповка, чеканка, ажурная просечка резьбой, зернью, цветной эмалью. Эти приемы применялись для украшения сбруи, стремян, седел, оружия и деталей одежды. С глубокой древности ювелиры создавали украшения – круглые серебряные кольца, браслеты, серьги, великолепные ажурно-объемные накосные, височные и нагрудные украшения с излюбленными на Востоке камнями – сердоликом и бирюзой. Эти крупные с матовым блеском серебра вещи великолепно оттеняли смуглую кожу и сочетались с кроем, силуэтом и своеобразной пластикой туркменской национальной одежды.
Туркменская орнаментика, имеющая самобытные достижения и древние истоки, подобно узорам других народов сочетает реалистическую основу с философско-космологической и обереговой символикой. Многие элементы туркменского декора, развившиеся из образов природных реалий до абстрактно-понятийных форм, имеют стойко закрепленные в сознании мастеров значения и названия: «рога барана», «глаза птицы», «хвост собаки», «цветок абрикоса», «бегущая волна».
Но с другой стороны, орнаментальные формы – знаки того, что нельзя увидеть непосредственно. В туркменской орнаментике распространены солярные знаки, вихревая розетка – символ солнца и животворящей силы природы, сложно стилизованная древообразная фигура – «древо жизни», древнейшие изображения простых геометрических фигур – круга, квадрата, ромба, треугольника, зигзага.
Туркменский узор имеет свои черты – особое значение растительных и зооморфных форм, отсутствие строгой симметрии в узоре, выбор ведущих цветов (красный, желтый, белый и черный), связь колорита, техники и характера узора с древней и средневековой культурой региона.
В культурной жизни современного Туркменистана судьбы отдельных видов народного искусства складываются по-разному. Некоторые из них угасают с уходом старого быта, другие видоизменяются, трансформируются, врастают в современную жизнь и культуру. Продолжает жить эпос «Героглы», обогащаясь новыми эпизодами и формами бытования. Теперь он стал достоянием не только туркменской, но и мировой культуры. Индустриальное строительство вытесняет юрту, но она широко используется на различных национальных праздничных торжествах. Отдельные виды традиционного декоративно-прикладного искусства перекочевали в современные городские квартиры, оживив их предметно-пространственную среду. Народные бахши исполняют старинные и новые мелодии в самодеятельных коллективах, по радио и телевидению. Своими путями врастает в профессиональные формы искусства туркменский фольклор. Народная поэзия и музыка – бесценный кладезь мастерства, питательная почва для развития дарований современных туркменских литераторов, композиторов, исполнителей.
В Туркменистане сформировалась сильная плеяда художников-ювелиров, керамистов, на эстетические чувства и пластическое видение которых наложила печать неповторимого своеобразия эпическая традиция туркмен. Туркменские мастера современного прикладного искусства, остро чувствуя выразительные возможности старинных форм, в своих работах смело вводят в традиционные сюжеты новые свободные ритмы и цветосочетания, будто оживляя дух эпоса и народных поэм.
Живые формы традиционного народного искусства широко включены в сегодняшнюю реальность туркменской культуры, пропитаны духом нашего времени.

Язгуль ТИРКИШОВА