ПОИСК




Издание зарегистрировано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-21265 от 08.06.2005 г.  
2018  N1-2(154-155)
ИСКУССТВО
ОСТАНОВИТЬ МГНОВЕНИЕ
Посетив мастерскую известного туркменского скульптора Нурмухаммеда Атаева, испытываешь то волнующее и радостное чувство, которое доставляет подлинное искусство, яркое и глубокое, правдиво отражающее жизнь. Здесь есть работы, покоряющие с первого взгляда, перед которыми хочется долго стоять и разглядывать их. Скульптуры Атаева пронизаны поэтическими представлениями о простом и естественном, как и в самой природе поэтичность эта особого свойства – она лишена каких бы то ни было внешних примет. В произведениях скульптора достигнута гармония содержания с совершенной формой.
С именем Нурмухаммеда Атаева связано возрождение классики в современной туркменской скульптуре. Как скульптор свой творческий путь Атаев начал после долгих лет учебы, неустанной работы, напряженных творческих поисков. Сейчас уже как забавное недоразумение можно вспомнить эпизод, когда при поступлении в художественное училище будущий мастер сомневался, стоит ли ему избирать, как ему тогда казалось, «легкомысленную» специализацию на скульптуре.
С момента выбора специальности прошло всего десять лет, как Нурмухаммед, закончив училище, отслужив в армии и став студентом скульптурного факультета Ленинградской академии художеств, поражал педагогов трудолюбием и талантом. Дорогого стоило заслужить похвалу такого мэтра изобразительного искусства, как Михаил Константинович Аникушин, в чьей мастерской учился студент Атаев.
А уже на защите дипломной работы оппонентом Нурмухаммеда был народный художник СССР, действительный член Академии художеств Евгений Викторович Вучетич, отметивший: «Я этого молодого человека поздравляю. Сегодня родился художник, который стремится найти высокое и значительное искусство».
С первых лет самостоятельной творческой жизни Нурмухаммед стремился к прекрасному и поэтическому искусству. Атаев обращался как к величавым темам современной действительности, так и к историческим сюжетам или образам сказок и легенд. В 1970–1980 годы работы Атаева отличает зрелое мастерство. Скульптор стал победителем всесоюзного конкурса на лучший проект памятника в честь 50-летия строителям города Комсомольска-на-Амуре, автором памятника поэту-воину Сейди в этрапе Карабекаул в Лебапском велаяте, бюста-памятника писателю Берды Кербабаеву в Теджене, памятников жертвам землетрясения, композитору Нуры Халмамедову, фигур «Всадник» и «Всадница» в Ашхабаде, фонтана для Смоленской площади в Москве.
В годы независимости Туркменистана Атаев вместе с ведущими скульпторами страны работал над памятниками выдающимся государственным деятелям, мыслителям и поэтам Туркменистана, установленным не только в столице, но и в велаятах страны.
Через все творчество Атаева проходит поэтично величавая и глубоко национально трактуемая тема коня. Знаменитые ахалтекинцы – быстроногие кони Востока – нашли свое отражение не только в станковой и монументальной, но и декоративной скульптуре незаурядного мастера.
Нурмухаммеда Атаева не случайно называют певцом ахалтекинских коней. Кони – один из основных мотивов его творчества. Поиск решений любимой темы заставляет автора наиболее ярко и образно выражать свои самые сокровенные мысли и чувства.
Интерес к образу коня возник у скульптора еще в институте, когда он проходил практику на ипподромах и в цирках. Начиная с образа советского политического и военного деятеля Михаила Васильевича Фрунзе, исполненного еще в 1978 году, в ранний период творчества, и заканчивая проектом мемориального комплекса «Halk hakydasy» 2013–2014 годов, Атаев каждый раз создает идеальный образ ахалтекинского коня, прочно вошедший в сознание народа. Свои идеи он выражает, используя уже существующие художественные образы. Так, для «Пегасов» это были мифические существа – символы творческого вдохновения, разумеется, преобразованные в соответствии с новой эпохой и характером творчества Атаева. Скульптор открывает новые грани облика коня. Ни одна работа, ни один рельеф, созданные Атаевым, не повторяются. Он обладает особым даром создавать произведения искусства с подчеркнутой индивидуальностью.
Герои Атаева стоят или сидят на конях так, как это возможно в памятнике. Они знают, как надо встать или повернуться, чтобы с любой стороны выглядеть красиво. Но это отнюдь не значит, что скульптор использует шаблонные позы, характерные для классических памятников. В 1993 году Атаев был удостоен первой премии на конкурсе за лучший проект фигур «Всадник» и «Всадница». Первый вариант памятников установлен в 1994 году на площади Нейтралитета в Ашхабаде. Второй вариант декоративных скульптур установлен в 2014 году перед зданием Кабинета министров Туркменистана.
Новаторство Атаева состоит в том, что он обновляет позы, оставляя их монументальными, избирает другие атрибуты, ведет психологическую разработку образов, создает по-современному артистичные композиции – но в плане отношения к монументу, характерному для классицизма, когда памятник являлся не столько изображением конкретного лица, сколько «кумиром на бронзовом коне».
Во внешнем артистизме героев Атаева проявляется и национальный характер его искусства. Глядя на созданные им образы всадников, мы всегда вспоминаем изящных танцоров, ловких джигитов и смелых красавцев с узкими талиями, тонкими пальцами и стальными мускулами. Образ всадниц необыкновенно лиричен и одухотворен. Они полны женского обаяния и хрупкости, что делает памятник романтичным, близким и понятным нам. Пусть эти образы – скорее плод литературно-изобразительной фантазии, но их идеальные черты прочно вошли в сознание народа. Уже издали в силуэте памятников видна грациозность коня и всадников. Кони будто нетерпеливо гарцуют, перебирая тонкими и мускулистыми ногами, хвосты их изящны. Всадники красиво привстали на стременах, они стройны.
В 1997 году Атаев работает над созданием монументально-декоративной скульптуры «Пегасы», установленной в 1998 году на здании Национального музея Туркменистана (ныне Государственный музей Государственного центра культуры Туркменистана). В образе пегасов Атаев объединяет огромную страсть и жажду жизни. Конские образы Атаева столь активно передают и экстаз вдохновения, и глубину переживаний, что перед ними невозможно оставаться равнодушным. Работы Атаева служат хорошим примером нового прочтения традиционных для выставок тем; для каждого образа коня, для каждой работы он находит свою индивидуальную композицию, наиболее интересную и верную. Произведения Атаева – это связь прошлого с будущим образным языком большого искусства. Своеобразие творчества скульптора определяет его отношение к материалу: он мастерски выявляет декоративно-пластические возможности мрамора, бронзы. На его произведениях молодые скульпторы и зрители учатся не только ценить объект изображения, но и понимать язык скульптуры.
Работы Атаева на социальные темы вызывают размышления о нравственной позиции человека в жизни. В них есть страсть утверждения и отрицания. Говоря о многоликости образов Атаева, нельзя не отметить присущую ему силу художественного воображения, играющего в его творчестве большую роль. Внимательно изучая натуру, он воплощает на ее основе свои замыслы в тех или иных художественных образах, никогда не повторяя ее готовые формы. Образы, как в самой природе, моделируются Атаевым свободно. Даже в портретных произведениях скульптор не копирует оригинал. Смягчая одни и подчеркивая другие внешние черты, он раскрывает сущность человека.
Основу творчества Нурмухаммеда Атаева, как и многих его современников и скульпторов старшего поколения, составляет портретное искусство. Несомненно, для периода 1970–1980 годов это был один из ведущих жанров туркменской скульптуры, поскольку портрет позволяет запечатлеть отношение личности к социальным ценностям. Модель помогает Атаеву найти пластическую форму для выражения своих убеждений. Скульптор на основе внешнего облика и некоторых свойств характера человека создает образ, возникающий как итог собственного постижения действительности.
Сосредоточиваясь на единичном и целостном изображении, скульптор обычно видит характер своего героя в свете острых проблем современности. В каждом отдельном случае он стремится к особенному подходу, старается найти эмоциональный ключ к своей модели. Нурмухаммед Атаев обладает несомненным композиционным даром, о чем свидетельствуют все его произведения, особенно монументальные. В его композициях фигуры связаны не только как определенные пластические формы в пространстве, но они объединены единой мыслью, содержанием, настроением.
С годами в монументальных произведениях Атаева стали доминировать композиции, где человек представлен в интимной обстановке, как бы наедине с самим собой, в состоянии раздумья или творческого напряжения. Особенно интересуют мастера интеллектуальные аспекты личности. Свой памятник композитору Нуры Халмамедову (архитектор Сраждин Сатубалов) мастер лепит очень сдержанно. Но благодаря точному композиционному решению и нюансам светотени он передает творческое состояние, особую обостренность восприятия мира композитором. Индивидуальный, неповторимый образ Халмамедова как бы демонстрирует определенные типические качества человека интеллектуальной профессии. Халмамедов изображен сидящим в непринужденной позе на краю стилизованного топчана, в обрамлении условной беседки с орнаментом и виноградной лозой. Рядом дутар – предмет его вдохновения и любви, исток его творчества и птица – метафора полета…
Провозглашение независимости Туркменистана усилило историзм творческого мышления туркменских скульпторов, в том числе и Атаева. Характерным явлением туркменской скульптуры нового периода можно считать возросшее многообразие жанров, ощутимый поиск наиболее действенных решений. Это разнообразие тем, образов и форм пластического воплощения, несомненно, порождено желанием мастеров сказать и об истории, и о героических свершениях человека, и о его мечте, о красоте его духовного мира.
Потребность во все более глубоком освещении исторических событий, осмыслении полувекового пути развития туркменского общества повлекла за собой сюжетное и смысловое обогащение искусства, содействовала весьма существенному подъему жанра исторического портрета. Этот жанр представляет собой весьма трудный для художника вид творчества, поскольку требует, помимо отличного знания иконографии и биографии изображаемого человека, еще и вживания в его личность, эмоционального сопереживания его жизненным перипетиям, широкого осмысления значения его деятельности с позиций современной ему и нашей культуры.
История своей страны предоставляет Атаеву богатство тем и образов. Начиная с 1998 года, Нурмухаммед Атаев вместе с другими ведущими скульпторами – Бабасары Анамырадовым, Сарагтом Бабаевым, Клычмурадом Ярмамедовым – работает над памятниками выдающимся государственным деятелям, мыслителям и поэтам Туркменистана, они размещены вокруг Монумента независимости, создает образы сыновей Огуз-хана – Йылдызхана, Гюнхана, Денгизхана, Айхана, входящие в проект фонтана для центральной площади города Ашхабада, а также образы великих туркменских поэтов Аннаклыча Мятаджи, Ахмеда Сарахсы, Юсуба Баласагунлы, Молланепеса, установленные в парке «Ылхам».
Создание этих памятников говорит и о творческом разнообразии, и о чуткости Атаева к истории. Скульптор внимательно изучает историю своего народа, знает свою страну, глубоко постигает духовный склад туркмен. Он непосредственно обращается к историческим письменным источникам, археологическим находкам, вникает в самые разнообразные, прежде всего, нравственные проблемы, волновавшие наших предков. Но накопление фактов – только первооснова, а главное – это осмысление, осознание, выработка своей оценки, своего внутреннего отношения к событию, подвигу отцов, человеческому характеру. Скульптор должен осмыслить тему, почерпнутую из истории, преобразовать, найти отвечающую идее точную художественную форму.
Нурмухаммед Атаев на пути создания исторического портрета не обязательно придерживается натуралистических архивно-точных деталей. Ему важно передать характер и дух исторической эпохи и в то же время раскрыть значение воссозданного образа для современности. Такое воплощение образа приемами современной скульптуры может вызвать у зрителя не отвлеченное, историко-умозрительное, а живое эмоционально-эстетическое восприятие. Современность произведений искусства не только в актуальности темы и формы, она прежде всего в самом взгляде художника, в понимании художником явлений и процессов, о которых он судит. В этом смысле исторический образ может быть понят очень современно, подобно тому, как современны для нас прогрессивная деятельность исторических лиц, их огромный вклад в общечеловеческую культуру.
Мир образов, созданных великим ваятелем туркменской земли за его долгую творческую жизнь, наполнен неисчерпаемым богатством оттенков духовных стремлений его героев, различных психологических состояний и порывов – от грозовых раскатов до хрупкой нежности.

Алтынджемал БАЙЛЫЕВА


©Международный журнал "Туркменистан", 2005