ПОИСК




Издание зарегистрировано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-21265 от 08.06.2005 г.  
2017  N3-4(144-145)
ИСТОРИЯ
ДОРОГАМИ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ
Многие десятилетия упорных, подвижнических исследований туркменских и российских ученых показали, что современная культура Туркменистана уходит своими корнями в глубину тысячелетий. История страны была впервые описана около ста лет назад благодаря активным усилиям нескольких ученых из Санкт-Петербургского университета, которые оставили неизгладимый след в исторической науке. Прежде всего, это профессор Василий Бартольд (1869–1930), чьи труды, отлитые в девять увесистых томов его собрания сочинений, до сих пор остаются самыми цитируемыми в работах последующих поколений востоковедов. Блестящий знаток арабского, персидского языков и тюркских наречий, он ввел в научный оборот огромное число средневековых письменных документов, проливающих свет на узловые события прошлого туркмен. Ему же принадлежит русский перевод эпоса «Горкут-ата», который сложился в огузо-туркменской среде полторы тысячи лет назад и с тех пор занимает важнейшее место в духовной жизни народа.
Старший коллега Бартольда профессор Валентин Жуковский (1858–1918) по праву считается основоположником истории архитектуры Туркменистана. Его монография «Развалины старого Мерва», опубликованная в 1894 году, положила начало научному изучению археологических и архитектурных памятников Туркменистана. В тридцатые годы ХХ века замечательные представители ленинградской школы востоковедов Семен Волин (1909–1943), Александр Ромаскевич (1885-1942), Павел Иванов (1893–1942), Андрей Якубовский (1886–1953) подготовили и издали уникальный двухтомник «Материалы по истории туркмен и Туркмении» – свод переводов из арабских, персидских и тюркских рукописей VII–XIX веков.
Из московских ученых нельзя не вспомнить академика Александра Самойловича (1880–1938) – автора перевода «Книги рассказов о битвах текинцев» и целого ряда трудов по языку, литературе, фольклору и этнографии туркмен. В Ашхабаде прожил все свои зрелые годы его ученик Александр Поцелуевский (1894–1948) – фактический основатель школы туркменоведения, сделавший первое научное описание туркменского языка, его фонетики, синтаксиса и диалектов. Их современниками были два московских музыковеда Виктор Успенский (1879–1949) и Виктор Беляев (1888–1968). Они впервые осуществили нотную запись огромного массива произведений туркменской народной музыки и опубликовали систематическое описание и анализ творчества бахши – виртуозных исполнителей фольклора и сочинений классиков туркменской поэзии.
Основы туркменской этнографии заложил другой незаурядный ученый – Георгий Карпов (1890–1947), живший и трудившийся в Туркменистане с 1922 года. Работая на ответственных постах в правительстве молодой республики, он овладел туркменским языком, что позволило ему самым основательным образом познать страну и ее народ. В пятидесятые годы прошлого века под руководством московского этнографа Галины Васильевой (1920–2005) был создан сектор этнографии в Институте истории Академии наук Туркменистана. Среди ее учеников, поднявших этнографию туркмен на современный уровень знаний, – академик Ата Джикиев (1934–2013), автор нескольких монографий о происхождении туркмен и региональных особенностях их материальной и духовной культуры.
Сама Васильева занялась изучением туркменских племен в далеком 1945 году по рекомендации своего научного руководителя, профессора Сергея Толстова (1907–1976). Это был настоящий подвижник науки, организатор первой большой комплексной экспедиции – археолого-этнографической, которая действовала на территории Туркменистана, в Дашогузском велаяте, с конца тридцатых годов до 1991 года. Толстовцы были первопроходцами в изучении памятников Узбоя – старого русла Амударьи, по которому когда-то эта река впадала в Каспийское море. Они же открыли и ввели в научный оборот целый ряд затерянных в пустыне городов-крепостей в Присарыкамышской дельте и вокруг Куняургенча – столицы Древнего Хорезма. Потому и экспедиция называлась Хорезмской – теперь она прочно вошла в историю науки. Многочисленные ученики Сергея Павловича и сегодня работают в Москве, постепенно публикуют необъятный архив материалов, собранных за полвека работы в Туркменистане.
В плеяде выдающихся российских археологов, связавших свою профессиональную жизнь с туркменской землей, особое место занимает уроженец Самары Александр Марущенко (1904–1976). В начале 30-х пешком или верхом на коне он обследовал практически все районы республики, обнаружил большинство известных на сегодня памятников древних земледельцев в предгорной полосе Копетдага, стоянки первобытных охотников и скотоводов в песках. Он первым предпринял раскопки крупнейшего памятника парфянской эпохи – Старой Нисы.
Другой знаменитый археолог – сибиряк Алексей Окладников (1908–1981) вскоре после войны обнаружил и раскопал близ нынешнего города Балканабата уникальную пещеру, получившую то же название, что и расположенный рядом поселок Джебел. Оказалось, что в мезолите (около 14 тысяч лет назад!) в ней жили охотники и рыболовы – об этом наглядно свидетельствуют каменные орудия труда, кости животных, птиц и речной рыбы, в обилии собранные в культурных отложениях этой пещеры. В последующие годы здесь работали и другие известные археологи, среди которых профессор МГУ Геннадий Марков, доктор исторических наук Хемра Юсупов и его ашхабадские коллеги. Они показали, что вокруг Балханского хребта была распространена особенная культура, получившая название «прикаспийский мезолит».
Не будет большим преувеличением сказать, что весь прошлый век, особенно первая его половина, был для Туркменистана веком главных археологических открытий. Первые в этом крае профессиональные раскопки осуществили в Анау, близ Ашхабада, американцы, но открыл этот важный памятник для науки русский генерал Александр Комаров гораздо раньше. Правда, он не смог оценить важность своего открытия, так как был всего лишь любителем старины, но сделанный им в 1886 году в Санкт-Петербурге доклад привлек внимание специалистов за океаном. Через 18 лет они добились разрешения на раскопки, и в результате холмы Анау получили мировую известность, став объектом стационарных работ нескольких экспедиций на протяжении всего ХХ века.
Два маленьких холма Анау были главным источником для изучения древнеземледельческих культур лишь до тех пор, пока ровно сто лет назад археолог и почвовед Дмитрий Букинич (1882–1939) не открыл важнейший памятник ранних земледельцев – Намазга-депе, расположенный близ города Каахка. Это самое крупное в предгорьях Копетдага поселение местных племен, существовавшее с конца V до II тысячелетия до нашей эры. Оно занимает площадь более 50 гектаров и на 35 метров возвышается над всей окружающей равниной. В разные годы раскопки на этом огромном холме проводили два выдающихся российских археолога, академики Борис Куфтин (1892–1953) и Борис Литвинский (1923–2010). Есть веские основания видеть в этом памятнике подлинную столицу древнеземледельческих племен Туркменистана. С самого начала оно состояло из многокомнатных домов, иногда с внутренним двориком, разделенных между собой узкими улочками и площадями. Все здания были выстроены из сырцового кирпича стандартной прямоугольной формы.
В 1952 году Куфтин заложил на Намазге пять шурфов и получил стратиграфическую колонку: последовательность культурных слоев, отличающихся набором важных признаков – в частности, технологией и орнаментацией керамики. Анализ полученного материала позволил ему выделить шесть разновременных комплексов. Эта стратиграфическая колонка и была принята в качестве ведущей для всех поселений древних земледельцев Южного Туркменистана. Именно с ней соотносятся до сих пор все слои на старых и ныне раскапываемых памятниках Средней Азии. Таким образом, само название «Намазга» стало символом археологической стратиграфии.
В конце пятидесятых и в шестидесятые годы основные усилия туркменских и российских археологов были направлены на изучение и других поселений в предгорной полосе Копетдага и в старой дельте Мургаба. Здесь свой вклад внесли такие ученые, как Курбан Адыков, Еген Атагаррыев, Овлякули Бердыев, Александр Ганялин, Джума Дурдыев, Сергей Ершов, Александр Марущенко, Вадим Массон, Иминжан Масимов, Виктор Сарианиди, Игорь Хлопин и многие другие специалисты. Хронология памятников, выявленных в двух этих крупнейших туркменских оазисах, охватывает период в несколько тысячелетий – от каменного века до Средних веков.
Самым древним из них является, конечно, Джейтун. Сегодня это едва заметная возвышенность в северном пригороде Ашхабада, а свыше семи тысяч лет назад, в эпоху неолита, здесь существовал поселок одних из первых в мире земледельцев и скотоводов. После публикации монографии Вадима Массона, посвященной этому памятнику и переведенной на английский язык, он получил поистине всемирную известность в мире археологии.
В семидесятые – восьмидесятые годы отряд под руководством доктора исторических наук Игоря Хлопина из ленинградского Института истории материальной культуры Академии наук СССР проводил раскопки в долине реки Сумбар в западной части Копетдага. Изученный им некрополь Пархай на окраине современного города Махтумкули показал, что общины древних земледельцев были распространены по всему югу Средней Азии – от Прикаспия до Амударьи и далее до Зеравшана.
Исследования Анау, Намазги и группы памятников их круга, а также самых ранних поселений Маргианы, осуществленные в ХХ веке российскими учеными и их туркменскими коллегами, поставили на конкретную почву изучение сложных обществ эпохи энеолита и бронзы и позволили выявить основные тенденции культурного и социального развития племен, населявших периферию древнеземледельческой ойкумены.
В годы независимости Туркменистана в стране успешно работали две совместные туркмено-российские археологические экспедиции, созданные Национальным управлением Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры в партнерстве с двумя институтами Российской академии наук: Московским институтом этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая и Санкт-петербургским институтом истории материальной культуры.
Первую экспедицию в течение многих лет возглавлял знаменитый археолог, почетный член Академии наук Туркменистана, лауреат Международной премии имени Махтумкули, доктор исторических наук Виктор Сарианиди (1929–2013). В центре внимания созданной им Маргианской археологической экспедиции (МАЭ) была Древняя Маргиана или, как ее часто называют, Маргуш – все еще загадочная страна, около четырех тысяч лет назад располагавшаяся в оазисах старой дельты реки Мургаб, давным-давно поглощенных пустыней Каракумы. Главным объектом раскопок последних десятилетий стало городище Гонур-депе – столичное поселение Маргианы эпохи бронзы (конец III – cередина II тысячелетия до н.э.). Здесь полностью раскопан грандиозный для того времени дворцово-храмовый комплекс с примыкавшей к нему застройкой, а также обширный некрополь и группа элитных погребений. Именно отсюда происходит основная часть удивительных и разнообразных находок, которые сказочно обогатили коллекции трех современных сокровищниц – Государственного музея Туркменистана, Музея изобразительных искусств в Ашхабаде и Марыйского велаятского музея. На сегодняшний день издано шесть томов трудов МАЭ, на основании полученных материалов защищено несколько диссертаций.
С российской стороны в последние годы активное участие в раскопках на Гонур-депе принимали специалисты из Уфимского научного центра РАН, Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы, Башкирского государственного аграрного университета, Алтайского государственного университета, Кемеровского государственного университета, а также из Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры).
В составе этой экспедиции есть и специальный Парфянский отряд. Его возглавляет крупный специалист из Института археологии РАН, доктор исторических наук Виктор Пилипко, чей вклад в изучение парфянских крепостей Нисы, включенных в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, в 2014 году был отмечен Международной премией имени Махтумкули. Среди его ярких находок выделяются фрагменты раскрашенных глиняных статуй героев местного пантеона, стоявших в храмах Старой Нисы, и совершенно уникальные образцы сюжетной и орнаментальной фресковой живописи, которые относятся ко II веку до н.э.
Во главе другой туркмено-российской экспедиции стоял академик Вадим Массон (1929–2010) – выдающийся теоретик и практик, первым из археологов удостоенный звания лауреата Международной премии имени Махтумкули. Он начинал свой путь в науке почти 70 лет назад с изучения архаического Дехистана в Прикаспии, во второй половине пятидесятых годов открыл и глубоко исследовал Джейтун. Он впервые показал, что эта земля входила в обширный древневосточный регион, где происходило становление новых форм хозяйства: земледелия и скотоводства. Всемирную известность получили работы Каракумской экспедиции под руководством Массона в 1960–1990 годах на Алтын-депе и Йылгынлы-депе. Там, южнее современного поселка Душак в Ахалском велаяте, был важнейший на юге Средней Азии центр древнеземледельческой цивилизации, оказавший большое влияние на соседние регионы.
С 2002 года эту экспедицию возглавляет Наталья Соловьева, которая сосредоточила свои исследования на соседнем с Алтыном поселении Йылгынлы-депе. Оно было основано в начале или середине V тысячелетия до н.э. и просуществовало около пятнадцати веков. Культурный слой этого памятника включает 20 строительных горизонтов, содержащих остатки сырцовой архитектуры. В 2014 году петербургские археологи обнаружили на Йылгынлы-депе уникальный комплекс – специализированную мастерскую по изготовлению мелких глиняных изделий, в которой было обнаружено несколько сотен изготовленных в ней предметов. Эта находка позволяет ученым утверждать, что общество, населявшее эти места в эпоху раннего энеолита, уже делилось на классы, хотя прежде считалось, что в тот период оно еще не было структурировано.
Среди других учеников Массона, прошедших выучку в его экспедиции, окончивших аспирантуру в Ленинграде и защитивших там свои кандидатские диссертации, – несколько туркменских археологов: Какамурад Курбансахатов, Огулсона Лоллекова, Эджегуль Мурадова, Берды Удеумурадов.
Завершить рассказ о сотрудничестве российских и туркменских специалистов я хочу еще одним проектом, который начал осуществляться совсем недавно. В царском некрополе Гонур-депе выявлены панели, украшенные искусно выполненными изобразительными и орнаментальными многофигурными композициями. Их основная часть была живописной, а отдельные элементы исполнены в технике мозаики. Ни в одном из помещений огромного дворца Гонура ничего подобного не оказалось. Стало быть, «дома» правителей или жрецов для потустороннего существования считались более важными, чем их прижизненные обители.
Мозаики присутствовали во всех найденных гробницах, но только в двух из них они сохранились в виде целых композиций. В других остались лишь отдельные элементы, некогда составлявшие настенные панно. Тем не менее даже то немногое, чем мы сегодня располагаем, позволяет заглянуть в мир легенд, мифов и ритуалов жителей Гонура и всей страны Маргуш. Пары грифонов и крылатые львы, змеи, заглатывающие архаров, сцены борьбы драконов со змеями демонстрируют, как неоднократно отмечал Виктор Сарианиди, одну из ведущих идей того времени – борьбу Добра и Зла. Конечно, в искусстве Древнего Востока похожие мотивы есть, но на гонурских образцах реальные и фантастические животные показаны гораздо более профессионально, с большей экспрессией и натурализмом.
Бесценные сведения для понимания техники изготовления этих мозаик дали реставрационные работы, которые провели в Музее изобразительных искусств Туркменистана опытные специалисты из Москвы Наталья Ковалева и Галина Вересоцкая – сотрудники Государственного НИИ реставрации Министерства культуры Российской Федерации.
Пока мы находимся лишь в начале пути постижения символического или повествовательного смысла изображений на этих панелях, но надеемся, что сама уникальность гонурских мозаик, художественное мастерство их создателей привлечет к исследованиям и специалистов, хорошо знающих мифы и легенды Древнего Востока. Можно не сомневаться, что на пути их познания откроется еще не одна тайна великой цивилизации, генетически связанной с культурой современных туркмен, но спрятанной на тысячелетия под песками Каракумов.

Надежда ДУБОВА


©Международный журнал "Туркменистан", 2005