ПОИСК



Издание зарегистрировано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-21265 от 08.06.2005 г.  
2017  N5-6(146-147)
ПРИРОДА
ТАМ, НА НЕВЕДОМЫХ ДОРОЖКАХ…
Чрезвычайно пестр и разнообразен животный мир Туркменистана. Страна в последние годы создала практически идеальные возможности для сохранения и приумножения природных богатств, взяв на учет и под охрану все редкие виды флоры и фауны. Конечно же, самое увлекательное – наблюдать за животными в естественных условиях обитания. Правда, для этого придется изрядно попутешествовать, проехав не одну тысячу километров по просторам Туркменистана.
Один из самых интересных объектов наблюдения – птицы. Трудно представить какую-либо группу животных, которые вызывали бы у людей такой живой интерес, любопытство, послужили бы источником вдохновения для писателей и художников. Сейчас в мире насчитывается около 9 тыс. видов птиц, объединенных в 28 отрядов. В фауне Туркменистана – 410 видов из 18 отрядов. Познанию орнитологической фауны Туркменистана в исторический период насчитывается более 200 лет.
Уже в глубокой древности внимание людей привлекала яркая окраска птиц, гармония и красота «одежд» даже тех, кто не обладал ярким оперением. Важную роль играли птицы в фольклоре и мифологических воззрениях многих народов мира, в том числе и туркмен. Хорошо известно, что птицы служили символами божественной сущности, духа неба и солнца, грома и ветра, плодородия и изобилия, свободы, вдохновения и пророчества, духа самой жизни. У туркмен охота с ловчими птицами издревле была широко распространена и традиции ее бережно сохранялись.
У оседлых птиц жизнь протекает на постоянных участках, хотя зимой пищи часто не хватает и им приходится совершать недалекие кочевки или суточные перелеты на несколько километров к местам кормежки. Перелетные птицы совершают регулярные миграции, и протяженность их путешествий иногда составляет десятки тысяч километров. Территория Туркменистана служит своеобразным географическим «перекрестком» миграционных маршрутов. Достаточно сказать, что только на туркменском побережье Каспия в различные годы проводят зиму от 100 до 300 тысяч различных уток, лысух, чаек, куликов и других водно-болотных птиц. Самые благодатные места наблюдения за перелетными птицами – заповедные зоны вдоль восточного побережья Каспийского моря.
Эти птицы появляются внезапно, как резкий шквал ветра, и нет ничего в этот момент прекраснее низко летящей стаи. Хлопанье тысяч крыльев, резкий гортанный гогот, контрастное сочетание белого и красного окраса перьев – все это создает удивительно фантастическую картину торжества и ликования совершенных созданий природы. Впрочем, такое явление удается наблюдать далеко не каждому. Розовый фламинго – птица осторожная, человека к себе близко не подпускает. Чтобы лучше познакомиться с этими удивительными представителями пернатого мира, надо потратить не один день терпеливых поисков и наблюдений. Вероятность встретить фламинго чрезвычайно велика в Хазарском заповеднике, на туркменской береговой линии Восточного Каспия.
Теплую часть года птицы проводят в Казахстане, высиживают и выращивают здесь птенцов, а с сентября по май перелетают в Туркменистан и кочуют по семисоткилометровому маршруту вдоль восточного берега Каспийского моря – от залива Кара-Богаз до отмелей Эсенгулы. Численность их популяции во время зимовки колеблется от пяти до пятнадцати тысяч особей.
В Хазарском заповеднике фламинго живут в крупных колониях на берегах мелководий. Они могут справляться даже с крайними природными условиями, в которых выживают лишь немногие другие виды животных, и переносить большие перепады температуры. Специфичная краснота оперения этих птиц зависит от того, какое количество вещества каротиноида попадает в их организм вместе с пищей. Молодые птицы, а также птицы в неволе, получающие недостаточно каротиноидов, окрашены в белый цвет. Так что можно считать, что характерный розовый и алый окрас фламинго – это признак жизни на свободе.
Природа наделила этих птиц прекрасными приспособлениями для выживания. Длинная шея и прочный клюв облегчают поиск пищи, а тонкие длинные ноги позволяют покрывать большие расстояния по мелководью и отмелям в поисках корма. Клюв у фламинго массивный, горбатый, будто сломанный пополам, подклювье широкое и глубокое, а надклювье узкое. В отличие от большинства других птиц, подвижной частью клюва у фламинго является не нижняя, а верхняя часть. Это великолепный механизм, настоящий «ковш» для добывания мельчайших рачков – основной пищи фламинго.
Молодые птенцы с короткими толстыми лапками и еще далеко не длинными шеями совсем не похожи на своих родителей. В двухнедельном возрасте клюв птенца начинает изгибаться, как у взрослой птицы, и птенец начинает понемногу сам отыскивать себе пищу. Оставшись на время без родителей, вышедшие уже из гнезда птенцы сбиваются в большие группы, резвятся и плавают на мелководье под присмотром нескольких взрослых «нянек».
Окрепнув и встав на крыло, молодь присоединяется к общей стае. Но еще достаточно долгое время она будет отличаться размерами и окрасом от старших собратьев. Только на третий год жизни бывший птенец обретает очертания настоящего фламинго с характерной окраской перьев.
Стаи обычно проводят время, перелетая на отдельные участки мелководья, где кормятся и отдыхают. Все это время они как бы переговариваются друг с другом, издавая негромкое басовитое гоготание. Гогот особенно усиливается в темноте. Фламинго отдыхают не только ночью, но и днем. При этом часть птиц спит (обычно в центре стаи), а другая кормится и сторожит. Затем птицы меняются ролями. Кормятся до глубокой ночи.
Можно часами без устали любоваться величавыми передвижениями птиц по отмели. Главное, не выдавать своего присутствия. В случае малейшей опасности «сторож» мгновенно поднимает тревогу, и стая взлетает. Процесс взлета происходит у фламинго с известным затруднением. Сначала птица бежит по мелководью широкими шагами, взмахивает крыльями, и когда тело уже поднялось над водой, фламинго все еще как бы шагает некоторое время по воде. Окончательно оторвавшись от водной поверхности, птица равномерно взмахивает крыльями и легко набирает большую скорость полета. Тело ее вытягивается, ноги откинуты назад, шея вытянута вперед, что обеспечивает великолепную аэродинамику.
Когда наблюдаешь с земли, то крупная стая в полете похожа на волну розового ветра, легко и свободно покрывающего огромные расстояния. Волна эта быстро скрывается с глаз, оставляя в сердце чувство легкой зависти к увиденному и легкой тоски ожидания чуда новой встречи с прекрасным.
***
Большая территория на юго-восточной окраине плато Устюрт, которую туркмены издревле называли – Гапланкыр, что в переводе с туркменского означает «место, где живут гепарды». Гепардов здесь, к сожалению, уже нет, но память о них осталась, и она дала название Гапланкырскому заповеднику, созданному в 1979 году в Дашогузском велаяте.
Животный мир Гапланкыра мало чем отличается от фауны пустынь Центральной Азии. Некоторые виды млекопитающих, таких, как барханный кот, каракал, тонкопалый суслик и другие, сходны с фауной африканской Сахары. Капланкыр – северная граница, предел зоны распространения пресмыкающихся, таких, как кобра, эфа, щитомордник, многих ящериц и «песчаного крокодила» – серого варана.
Главная территория обитания живности заповедника – Сарыкамышское озеро. Оно возникает перед взором путешественников неожиданно, как чудо. Бесконечно долгая дорога среди кочующих барханов вдруг обрывается, и ты сразу оказываешься у кромки воды. До самого горизонта, насколько может охватить взгляд, виднеется голубое пространство с белыми барашками волн. Кажется, что это небо с плывущими по нему облаками отражается на песке.
Вокруг озера и в самом водоеме кипит жизнь. Лениво плещутся воды Сарыкамыша, гладя мягкими прикосновениями прибрежный песок. У берега плавают белые лебеди, а в глубине озера водится много крупной рыбы. Сом весом более 300 килограммов явление далеко не редкое. Водятся здесь сазан, лещ, карп, чехонь. В прибрежных зарослях саксаула то и дело мелькают белесые ушки любопытных зайцев. Ну а где зайцы, там и вечные до них охотники – лисы и волки. Напиться воды, хотя и солоноватой, приходят стройные джейраны. С уступов Капланкыра на водопой стекаются горные бараны. В небольших вымоинах на берегу любят принимать грязевые ванны дикие кабаны.
Весной и осенью, во время миграции, здесь останавливается на отдых великое множество перелетных птиц, как водоплавающих, так и сухопутных. Иные из них, облюбовав эти благодатные, богатые рыбой места, отказались от дальнейшего путешествия и получили в Сарыкамыше «вид на жительство». Так поселились на озере розовые и кудрявые пеликаны, образовав на небольших островах свои колонии. По соседству с ними свили тысячи гнезд истинно морские птицы – бакланы, приняв, по-видимому, широкую озерную гладь за морские просторы.
В прибрежной зоне можно встретить мечту охотника – дрофу. А в небе, выискивая добычу, барражируют пернатые хищники. Если во всем мире беркут считается редкостью, то здесь он – обычное дело. Компанию ему составляют собратья по небесной охоте – орлан-белохвост, змееяд, курганник, стервятник, сокол-балобан. По ночам над уснувшим озером раздается насмешливое уханье филина.
***
Осень в Амударьинском заповеднике – пора безмятежной умиротворенности, когда и растениям, и животным нет необходимости биться в жестокой конкурентной борьбе, спасаться от холода или жары. Мир словно застывает в спокойной уверенности собственного благополучия, не одолевая себя тревогой приближения зимней поры.
Местная красота пленяет в любое время года. Неведомый мастер тонко подбирает природные краски, и даже некая унылость зимнего ландшафта имеет свою утонченную графическую прелесть. Однако и буйство весенней зелени, и всепоглощающий желтый цвет летнего зноя блекнут перед колоритом осенней амударьинской палитры.
Сама по себе Амударья представляет собой удивительное явление природы. В пределах имеющегося условно-постоянного русла, ограниченного высокими глинистыми берегами, эта река, как капризная женщина, постоянно меняет свое настроение и никогда дважды не повторяет очертания проток. В результате каждый год на новых местах образуются новые отмели и затоны. Рыба, задержавшаяся в мелкой луже, рискует оказаться отрезанной от большой воды и стать легкой добычей лисиц и шакалов.
Выбрав удобное место в зарослях камыша и набравшись терпения, можно увидеть, как неторопливо, будто бы с ленцой к водопою следуют выводки кабанов или шакалов. При большой удаче можно увидеть и красавцев оленей – те всегда держатся настороженно, не позволяя себе расслабляться. Еще более чутко реагируют на потенциальную опасность зайчишки – слишком много у них врагов в этих местах: волки, лисы, шакалы.
Цепочка мелких следов на влажном песке ведет от водопоя в заросли тугая. Кажется, мальчик-с-пальчик пробежался тут босыми ножками. Знающий человек порадуется возможной удаче: это следы дикобраза, и если соблюдать предельную осторожность, то можно будет полюбоваться и этим чрезвычайно осторожным животным. Следы приводят к норе, но лучше не подходить совсем близко. У логова дикобраза может существовать до десяти запасных выходов, и совсем не факт, что обладатель острых колючек дважды воспользуется одной и той же «дверью».
Смелых пятен в общую картину добавляет раскраска пернатых обитателей заповедника. Белая стрела на голубом фоне – гусиный клин, залетевший на стоянку перед долгим путешествием на юг. Пестрым фазанам нет нужды собираться в дальний путь – зимовать они будут здесь же, на реке. А вот серые цапли и чернохвостые аисты, пользуясь погожими днями, активно кормятся на отмелях, набираются сил перед перелетом.
***
Не менее разнообразен и животный мир Бадхызского заповедника. Если пользоваться ненаучной классификацией, то ползающие здесь представлены различными видами ящериц, варанами, змеями, среди которых самые опасные из пресмыкающихся – эфа, среднеазиатская кобра и гюрза. Из представителей крылатых здесь обитают черный гриф, белоголовый сип, балобан, сокол-шахин, жаворонки, сорокопуты, хохлатые удоды. Земная поверхность – вотчина различных видов ежей, сусликов, полевых мышей, лисиц, степных кошек, полосатых гиен, волков. От промысловой охоты в заповеднике спасаются кабаны, дикие бараны, или архары, джейраны и, конечно же, гордость заповедника, жемчужина фауны Бадхыза – куланы.
Кулан – единственный представитель непарнокопытных, сохранившийся в диком виде в северной Евразии, единственный выживший родственник диких ослов и лошадей, которые когда-то населяли обширные открытые пространства этого континента. Благодаря предпринятым мерам по сохранению и увеличению поголовья, в Бадхызе сейчас обитает несколько тысяч куланов.

Роберт КОЗУБОВ


©Международный журнал "Туркменистан", 2005