2016  N5-6(134-135)
ИСТОРИЯ
ЛЕГЕНДЫ И БЫЛИ ДАШОГУЗА
Минувшим летом в Дашогузе состоялась Международная научно-практическая конференция «Туркменистан – край, богатый духовно-культурными ценностями», проведенная в рамках мероприятий, посвященных провозглашению этого города культурной столицей Содружества Независимых Государств в 2016 году.
Государственный музыкально-драматический театр, где проходил форум, не случайно носит имя уроженца этих мест Нурмухаммеда Гарыпа, получившего всенародную известность под псевдонимом Андалиб. Этот классик туркменской поэзии XVIII века считается основоположником жанра дестанного эпоса. В его эпоху дестан был самым популярным жанром в восточных литературах и фольклоре. Каждый дестан написан в прозе со стихотворными вставками и представляет собой литературную обработку сказочных сюжетов, легенд и преданий.
Но дестаны не читали, а слушали. Завороженно слушали в исполнении бахши – профессионального сказителя, певца и музыканта в одном лице, который в нужных местах аккомпанировал себе на дутаре – любимом инструменте туркмен. Эта традиция в Туркменистане жива и сегодня – по-прежнему звучит мелодия дутара не только на вечерних сельских сходках, в кругу друзей, на свадьбах и народных праздниках, но и в радиоэфире, на телевизионных каналах и на театральной сцене.
Именно в Дашогузском велаяте среди множества святых мест, куда не зарастает проложенная паломниками тропа, есть уникальная в своем роде святыня Ашик Айдын Пир, расположенная неподалеку от средневекового городища Диярбекир-кала. По легенде, здесь погребен святой, который считается у туркмен покровителем певцов и музыкантов. Ученые не без оснований полагают, что этот образ сформировался под влиянием мифов о Горкут Ата.
Издавна считалось, что для обретения музыкального дара надо совершить паломничество к могиле Ашик Айдына и провести там ночь, играя на дутаре и распевая песни. Если святой заметит у паломника талант, то благословит его на занятия музыкой и пением. В дестане «Неджеп-оглан» Ашик Айдын, благословляя своего ученика, дарит ему волшебный дутар. Ашик Айдын является также одним из персонажей эпоса о Героглы. Вокруг его мазара выросла целая роща, ставшая маленьким оазисом среди простирающейся вокруг пустыни.
Поворот с автотрассы, ведущий к мазару, отмечен современным скульптурным изображением гигантского дутара и сидящего на нем соловья, а перед автостоянкой на высоком круглом постаменте установлена статуя самого Пира, изображенного скульптором с воздетыми в молитве руками. Несмотря на то что мавзолей Ашик Айдын Пира расположен далеко от населенных мест, здесь всегда многолюдно. Люди приезжают обычно организованными группами на автобусах, устраивают выступления бахши и самодеятельных музыкально-танцевальных групп.
А еще Дашогузский велаят отличается тем, что несколько древних городов-крепостей на его территории носят названия, взятые из популярнейшего в народе романтического дестана «Шасенем и Гарып». Конечно, в Средневековье эти города назывались иначе, но после монгольского нашествия они опустели, их имена постепенно стерлись в коллективной памяти живших в этих местах поколений, поэтому примерно с XVII века их величественные руины нарекли по-новому, согласно топонимии дестана.
Легенда о любви юноши Гарыпа и красавицы Шасенем была известна в Средней Азии еще среди огузских племен. Позднее она вошла в третье сказание эпоса «Горкут Ата». Ученые полагают, что дестан был со-здан на базе этих легенд, а отнесение событий, описанных в нем, к событиям XVI–XVII веков произошло в более поздний период и связано с его литературной обработкой.
Если ехать из Дашогуза на запад, в сторону Сарыкамышского озера, то можно увидеть возвышенность Мангыр. На ее вершине сохранились развалины обширного города с пригородом. Оно известно как Мангыр-кала, но в местной традиции его также именовали Халап – это искаженное название сирийского города Халеб (Алеппо), который фигурирует в дестане «Шасенем и Гарып». Еще два средневековых города в Присарыкамышской дельте Амударьи, расположенные не так далеко друга от друга, носят народные названия, взятые из этого же дестана. Это Шемаха и уже упомянутый Диярбекир – тезки известных городов, находящихся на Кавказе и в Турции. Наконец, руины большого средневекового города Субурна на самой южной границе Дашогузского оазиса и пустыни Каракумы издавна называются просто – Шасенем. Все это является свидетельством невероятной популярности дестана! В ХХ веке сюжет «Шасенем и Гарып» лег в основу одноименной оперы, которая с успехом шла на сценах туркменских театров и была воссоздана заново в 2010 году в ашхабадском Музыкально-драматическом театре Туркменистана имени Махтумкули.
Территория современного Дашогузского велаята в старину называлась Хорезмом. Расположенный в низовьях Амударьи Хорезм представлял собой огромный оазис, окруженный песками и степью, поэтому здесь возделывался каждый клочок земли. Несмотря на значительное содержание в почве грунтовых вод, все земли по берегам Амударьи и ее Присарыкамышской дельты представляли собой, по словам путешественников прошлого, непрерывную возделанную полосу с селениями, недалеко отстоящими друг от друга.
Живший в XI веке сельджукский наместник Хорезма Ануштегин Гуршах основал династию, которая спустя столетие превратила это небольшое огузо-туркменское государство в могущественную империю Среднего Востока. Потомки Ануштегина стали называться Великими Хорезмшахами, а их столицей был древний город Гургандж (современный Куняургенч).
Арабский географ Йакут ал-Хамави, проезжавший по этим местам с караваном верблюдов накануне вторжения монголов, пишет, что он «никогда не видел земли более процветающей, чем Хорезм». Поля орошались благодаря каналам, отведенным из Амударьи, и множеству арыков, входивших в огромную ирригационную сеть левобережья. Все селения оазиса имели базары, редко в каком его не было. На случай наводнения города-крепости были отгорожены от реки насыпными плотинами, в тело которых закладывали стволы деревьев и кустарники. Плотины эти обновлялись ежегодно, жители всем миром восстанавливали разрушенное наводнением. Благодаря торговле, процветавшей на Великом Шелковом пути, в благодатном и густонаселенном оазисе низовий Амударьи развивалась высокая культура городской жизни, центром которой был Гургандж.
Около 650 гектаров занимают руины и чудом уцелевшие памятники древней столицы на южной окраине и в центре современного Куняургенча. Когда-то вся ныне заповедная территория была окружена мощной стеной на левом берегу старого русла Амударьи. Внутри были две цитадели, бесчисленные кварталы жилой застройки, мастерские различных ремесел, караван-сараи, мавзолеи, мечети с минаретами, дворцы и царские сады.
Большинство из них давно разрушены, их фундаменты скрыты теперь под толстым культурным слоем последующих веков и лишь совсем немногое раскопано археологами. После всех бедствий и катастроф, пережитых этим некогда великим городом, сохранились всего несколько совершенно уникальных усыпальниц правителей и святых, портал неизвестного монументального здания и один минарет – самый высокий в Средней Азии.
Когда-то здесь творили знаменитые мыслители Востока ал-Бируни, Мухаммед ал-Хорезми, Ибн Сина, здесь был главный оплот сопротивления войскам Чингисхана. Хорезмские туркмены сохранили в своей памяти не только богатый фольклор, но и живые ремесла, многие черты традиционного образа жизни. Маленький музей в Куняургенче, расположенный в здании старинного медресе, наглядно свидетельствует об этом.
Народная память хранит множество легенд и преданий седой старины, а местные жители и сегодня с большим воодушевлением пересказывают невероятные истории, в которых удивительно переплетаются сказочные сюжеты и исторические реалии. В одной из них повествуется, что однажды Хорезмшах решил подарить своим ученым огромный и красивый дворец, для строительства которого пригласил лучших мастеров. В этом дворце науки сорок светил обучали сорок тысяч мулл (грамотеев). Однажды на город напали чужеземцы, которые разрушили все строения, уцелел только дворец ученых.
На рассвете обратились осажденные с молитвой к богу и просили они только одного – пусть взор неверных не встретится с ликами святых мужей и достойных их учеников. Молитва их была услышана, перевернулся дворец науки вверх дном на месте и ушел под землю. Ученые и ученики остались в том подземелье. Пришли враги и увидели на месте дворца разрыхленную землю. Согнали они туда жалкий остаток жи-телей Гурганджа и спросили: «Вчера здесь был дворец, который мы должны были взять приступом. Куда он мог исчезнуть?» Жители поняли, что произошло чудо, и сказали врагам: «Это место мы накануне вспахали под посевы. Тут никогда не было дворца». Враги поверили и ушли из города.
Но те святые, ушедшие под землю, до сих пор живы, утверждает легенда. По пятницам они молятся, и если прийти к нынешнему холму Кыркмолла (Сорок мулл) поздно вечером, то можно услышать их голоса. По мнению специалистов, не исключено, что в реальности именно на этом месте находилась та самая знаменитая Академия Мамуна, существовавшая в Гургандже ровно тысячу лет назад, в самом начале XI века (до 1017 года), в которой работали прославленные ученые Востока.
От многочисленных городков-крепостей Древнего Хорезма, служивших центрами сельскохозяйственных районов, остались в основном лишь крепостные стены. Но они демонстрируют довольно редкую систему фортификации. Так, кроме основных стен и башен, устраивался второй ряд стен, вынесенных вперед со своей автономной цепью бастионов. Особое внимание уделялось входу: получила развитие идея «лабиринта», наглядно выраженная в крепости Измыкшир, что возвышается в 10 километрах от дашогузского аэропорта и хорошо видна с борта самолета, в дневное время заходящего на посадку. Ее сырцовые стены охватывают неправильной формы городище античного происхождения, имеют ряд двойных башен, а с севера и юга – два мощных привратных сооружения.
Эти и многие другие здешние руины привлекают не только многочисленных туристов, но и археологов. Еще в середине прошлого столетия здесь работала мощная археолого-этнографическая экспедиция, которую возглавлял академик Сергей Павлович Толстов. Его ученики трудятся и поныне в Ашхабаде, Москве, Ташкенте. Изданы десятки томов научных трудов, посвященных памятникам и традициям этого края. Но и для будущих исследователей здесь остается необозримое поле деятельности.
Конечно, Дашогуз был выбран очередной культурной столицей СНГ не только потому, что это административный центр области с такой впечатляющей историей и богатой культурой. Легенды легендами, но сегодня стало былью то, о чем еще недавно не приходилось и мечтать дашогузцам. Стремительно вырвавшись из провинциальной заброшенности, теперь их город стал вполне современным, с достаточно развитой инфраструктурой. Государство вкладывает немалые инвестиции в развитие не только столицы страны, но и всех регионов, где наряду с промышленными сооружениями строятся многочисленные гражданские здания.
Прежде всего это жилые дома в сопровождении объектов социальной сферы, образования и культуры. Дашогуз здесь не исключение. Всего за несколько последних лет в городе возведены и сданы в эксплуатацию корпуса Туркменского сельскохозяйственного института, предприятие по производству стерильных перевязочных средств, оснащенное самым современным оборудованием от ведущих компаний Германии, Швейцарии, Франции, Италии и Турции, многопрофильный рынок, занимающий территорию в 50 гектаров, спроектированный в форме туркменского коврового гёля, повторяющего контуры узора, характерного для северного региона страны.
Гордятся дашогузцы новым дворцом бракосочетаний «Багт кёшги», комфортабельным семиэтажным отелем «Дашогуз» на 350 мест, монументальными зданиями дворца «Рухыет» с залом на 2800 мест, расположенным рядом с ним театром имени Андалиба, областной библиотекой, чьи хранилища вмещают до миллиона книг, эффектным зданием областного музея и, конечно, мечетью, рассчитанной на посещение 3 тысяч верующих, построенной согласно современному канону с центральным куполом высотой 40 метров и четырьмя 63-метровыми минаретами. Эти и другие знаковые сооружения радикально изменили силуэт и планировку города, ставшего символом возрождения легендарного края.

Руслан МУРАДОВ