ПОИСК



Издание зарегистрировано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-21265 от 08.06.2005 г.  
2014  N11-12(116-117)
ИСТОРИЯ
СЕМЬ ТЫСЯЧ ЛЕТ СПУСТЯ
Главной научной сенсацией в ноябрьские дни 2014 года, когда в Ашхабаде проходила международная конференция «Опыт Туркменистана в изучении и музеефикации археологических находок», организованная Министерством культуры страны, стало сообщение об уникальном открытии российских археологов на Йылгынлы-депе – древнем поселении, расположенном в предгорье Копетдага, примерно в 200 километрах к востоку от туркменской столицы. Накануне конференции там закончился очередной полевой сезон, продолжавшийся почти три месяца в трудных условиях пустыни. Результаты превзошли ожидания – настолько необычная картина предстала после расчистки одного из культурных слоев.
Небольшой отряд специалистов под руководством опытного археолога, заместителя директора Института истории материальной культуры Российской академии наук Натальи Соловьевой уже давно ведет исследования этого крупного археологического памятника. Он относится к эпохе энеолита или, иначе говоря, медного века – так принято называть переходный период от каменного к бронзовому веку (IV–III тысячелетия до нашей эры), когда еще преобладали орудия труда из камня, но уже появились и медные. Отряд Соловьевой – это подразделение Каракумской экспедиции, которая много лет успешно функционировала под руководством академика Вадима Масона. Именно ему принадлежит честь глубокого и всестороннего исследования большого древнего поселения Алтын-депе, расположенного в близком соседстве с Йылгынлы-депе. Теперь исследования продолжает доктор исторических наук Любовь Кирчо, ведущий научный сотрудник того же института. Осенью она продолжила работы на объекте, который хранит в недрах еще очень много нераскрытых тайн.
Труд археологов – это кропотливый, рутинный, длящийся годами и десятилетиями поиск артефактов, способных пролить свет на экономику и политическую историю, искусство и духовную жизнь людей, живших так давно, что со стороны может показаться: всякая память о них исчезла бесследно, ничто на земле больше не напоминает о былом существовании наших далеких предков. Но археология всякий раз убедительно доказывает, что это не так. Нужно уметь искать, не бояться трудностей, не жаждать славы, а упорно и терпеливо, год за годом, снимая слой за слоем, в буквальном смысле докапываться до этих следов. И тогда самые настойчивые, одержимые своей профессией, любящие свое дело специалисты обязательно познают радость открытий. Так случилось и в этот раз на Йылгынлы-депе.
Возникшее в восточной части подгорной полосы Копетдага в пятом тысячелетии до нашей эры поселение, судя по археологическим данным, просуществовало не менее пятнадцати веков. На рубеже IV и III тысячелетий его обитатели ушли на соседний Алтын-депе. По мнению Натальи Соловьевой, ушли не сразу: этот исход растянулся едва ли не на столетие и совпал по времени с довольно значительными изменениями в культуре, которые выразились в распространении так называемого геоксюрского комплекса, с присущими ему инновациями в иконографии, керамическом производстве и погребальном обряде.
Что же представляла собой йылгынлинская община в те немыслимо далекие времена, в так называемый дописьменный период? Судя по размерам поселения и густоте застройки, она должна была быть для той эпохи довольно большой, от одной до двух тысяч человек, с богатой и развитой материальной культурой, особенно той ее сферой, которая связана с жилищем и домашним бытом. Рядовые жилые и хозяйственные сооружения поражают просторностью комнат и благоустройством дворов, продуманностью деталей архитектуры и качеством отделки интерьеров. Обилие медных предметов на Йылгынлы и вовсе уникально для энеолита. Но более всего о благополучии общины говорит множество вещей, никак не связанных с бытом: они свидетельствуют о развитой духовной культуре и эстетических чувствах живших здесь людей.
– Значительная часть поселения была застроена архитектурными комплексами, каждый из которых включал домашнее святилище, – утверждает Наталья Соловьева. – В них обнаружены настенные росписи и скульптура, глиняные и обугленные деревянные скамьи, крашеные полы, алтари, каменные статуи, а также изделия, намеренно оставленные на полах перед разрушением зданий. Это медные орудия и украшения, терракота, каменные статуэтки, керамика, каменные и костяные орудия. Обилие и качество найденных на Йылгынлы-депе произведений искусства, деталей архитектуры и других объектов культового характера, отражающих идеологические воззрения обитателей поселка, ставит это поселение в один ряд со всемирно известными памятниками энеолита на Ближнем Востоке и в Малой Азии.
Несколько лет назад на стене одного из йылгынлинских святилищ группе Соловьевой посчастливилось открыть совершенно уникальную многослойную роспись. Такие изображения, безусловно, имели самое непосредственное отношение к нематериальной стороне жизни обитателей поселка и подчеркивали основное назначение таких помещений – отправление ритуалов. Осмысление и включение в общий контекст истории древнего мира ярких материалов из Йылгынлы-депе дает ключ к пониманию религиозных верований первых земледельцев Центральной Азии. А это, как считает ряд специалистов, является насущной задачей современной археологии. Что касается новых материалов, добытых в ходе раскопок осеннего сезона 2014 года, то они, судя по всему, способны изменить современные взгляды ученых на эпоху ранних земледельцев, а также на материальную, социальную и духовную среду их поселений в Средней Азии и на Ближнем Востоке. Именно на Йылгынлы-депе впервые обнаружен уникальный комплекс материальной культуры далеких предков туркменского народа – специализированная мастерская по изготовлению мелкой глиняной пластики, которая существовала здесь около семи тысяч лет назад.
В состав этого комплекса входили мастерская, емкость для сушки изделий, комната с печью для обжига поделок и большой двор перед входом в мастерскую, в центре которой располагалась конструкция типа дастархана – низкого стола, за которым работали мастера. Северо-восточный угол помещения был отведен для складирования глины, из которой лепили статуэтки. К западной стене мастерской пристроена кирпичная прямоугольная, заглубленная в пол и доверху заполненная золой емкость для просушки готовых изделий. Прекрасно сохранилась комната с печью для обжига поделок. Пол и стены выкрашены в черный цвет. Дверной проем с высоким фигурным порогом закрывался дверью на вращающейся оси. Слева от входа к стене пристроена специальная гончарная печь для обжига статуэток, изображавших животных и людей. Она сохранилась в высоту примерно один метр. В северном углу комнаты на боку лежал огромный керамический сосуд – хум объемом примерно в 100 литров, покрытый орнаментальной росписью. В него сбрасывали золу из печи. Между хумом и овальной емкостью сохранились остатки двух круглых сырцовых колонн, выкрашенных в черный цвет. В центре комнаты был установлен глиняный столик квадратной формы на низких фигурных ножках.
Обнаружение такого комплекса – не только сенсация в ближневосточной и мировой первобытной археологии, но и открытие, которое повлечет за собой важные выводы, касающиеся социальной структуры древнейшего общества. Теперь есть основания говорить о производстве изделий не только для одной семьи, но и для нужд всей общины поселка. А это означает, что уже в столь ранний период человеческой истории возникло разделение труда и зародились ремесла.
Самые яркие находки нынешнего сезона уже поступили в Музей изобразительных искусств в Ашхабаде, где еще раньше была устроена отдельная витрина с материалами из Йылгынлы-депе. Налажено плодотворное сотрудничество Каракумской археологической экспедиции и с этим музеем, и с кафедрой реставрации Туркменского института культуры, ведь еще больше найденных предметов нуждаются в восстановлении. Теперь студенты-реставраторы вместе со своим наставником – художником-керамистом Марал Атаевой регулярно выезжают на место раскопок, а затем уже в лабораторных условиях выполняют серию практических работ с древней керамической посудой. Этот опыт, безусловно, поможет им в их профессиональном росте, так что в скором времени Туркменистан будет располагать собственными квалифицированными реставраторами музейных ценностей.
Хорошо оснащенная самым современным оборудованием реставрационная лаборатория создана на археологической базе в поселке Душак – недалеко от Алтын-депе и Йылгынлы-депе. Она находится в ведении государственного историко-культурного заповедника «Абиверд» и там ежегодно проводятся международные учебные семинары с участием преподавателей из Франции. Сообщения о проводимой там работе прозвучали и на упомянутой выше конференции «Опыт Туркменистана в изучении и музеефикации археологических находок».
Накануне этого научного форума в Ашхабадском музее изобразительных искусств открылась выставка, посвященная вкладу российских ученых в изучение истории Туркменистана. Выступавшие на церемонии открытия назвали десятки имен подвижников и ученых, которые с конца XIX века на протяжении всего прошлого столетия занимались глубоким изучением культурного наследия туркменского народа. Их портретная галерея была представлена на музейных стендах, а многие экспонаты выставки – это плоды труда нескольких археологических экспедиций, обогативших своими находками коллекции туркменских музеев. Они наглядно показали, что история Туркменистана уходит своими корнями в глубину тысячелетий. Открытия на Йылгынлы-депе свидетельствуют о том, что традиции научных связей двух государств успешно продолжаются.
Сегодня в стране работают две совместные туркмено-российские археологические экспедиции, созданные Национальным управлением Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры в партнерстве с двумя институтами Российской академии наук: Московским институтом этнологии и антропологии им. Миклухо-Маклая и упомянутым Санкт-Петербургским институтом истории материальной культуры. Первую экспедицию в течение многих лет возглавлял знаменитый археолог, почетный член Академии наук Туркменистана и лауреат Международной премии имени Махтумкули, доктор исторических наук Виктор Сарианиди. В центре внимания этой экспедиции находится древняя Маргиана или, как ее часто называют, Маргуш – все еще загадочная страна, около четырех тысяч лет назад располагавшаяся в оазисах старой дельты реки Мургаб, давным-давно поглощенных пустыней Каракумы.
Главным объектом раскопок последних десятилетий является Гонур-депе – столичное поселение Маргианы эпохи бронзы (II тысячелетие до н.э.). Здесь полностью раскопан грандиозный для того времени дворцово-храмовый комплекс с примыкавшей к нему застройкой, а также обширный некрополь и группа элитных погребений. Именно отсюда происходит основная часть удивительных и разнообразных находок, которые составили бесценный фонд трех современных сокровищниц – Государственного музея Туркменистана, Музея изобразительных искусств в Ашхабаде и Марыйского велаятского музея. Маргианская экспедиция продолжила свои работы и в 2014 году – теперь под руководством доктора исторических наук Надежды Анатольевны Дубовой, которая является одним из ведущих российских антропологов и более сорока лет сотрудничает со своими туркменскими коллегами.
Есть в составе этой экспедиции и специальный Парфянский отряд. Его возглавляет крупный специалист из Института археологии РАН, доктор исторических наук Виктор Пилипко, чей вклад в изучение парфянских крепостей Нисы, включенных в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, в прошлом году был отмечен Международной премией имени Махтумкули. Среди его ярких находок выделяются фрагменты раскрашенных глиняных статуй героев местного пантеона, стоявших в храмах Старой Нисы, и редчайшие образцы сюжетной и орнаментальной фресковой живописи, которые относятся ко II веку до н.э.
Как сказала, выступая на открытии выставки, Надежда Дубова, не меньше открытий ждет нас в будущем. Кто знает, какие сюрпризы преподнесут археологам еще не тронутые раскопками и малоизученные памятники, а также давно знакомые ученым Анау и Кара-депе, Намазга и неисчерпаемый Гонур, парфянские крепости Нисы и грандиозные городища Мерва... Исследования продолжаются, и можно с полной уверенностью прогнозировать, что работы ближайших лет значительно расширят наши представления о культурном наследии Туркменистана и заставят во многом по-иному взглянуть на те или иные вопросы.

Руслан МУРАДОВ


©Международный журнал "Туркменистан", 2005